No rest for the wicked

09:50 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
... история про плохой магнитофон :3
санта-стекольная история ^^
кинки, альт-формы и тунцы прилагаются)

Трансмиссия
таймлайн: SG ^^
персонажи: Бластер/Блерр
рейтинг: nc-17
предупреждения: SG, интерфейс в альт-форме, слабое отношение к основному сюжету и все-такое :3
саммари: чего можно ждать от Бластера? :3 да ничего хорошего ^^


Центр связи полностью принадлежал Бластеру - это была его территория, с его обычаями и правилами. Пространство, подчиненное законам звука и мелодий. Просторный зал обладал совершенной акустикой, и каждый звук при определенных условиях мог звучать по-разному, перетекать от одной грани восприятия к другой.
Бластеру нравилось работать в приглушенном, причудливом освещении - по переходящим в куполообразный потолок стенам от самого пола вилась спираль световых панелей, дававших, в зависимости от настроек, красноватое, синеватое или мертвенно-зеленое освещение.
Связист видел в этом что-то забавное, и порой оттенки света менялись раз в цикл, а иногда и чаще - в такие момент кассетник соединял звук и свет в одно, подчиняя их каким-то собственным внутренним ритмам.
Но сейчас просторный зал был погружен в ровный полумрак, и свет лишь слегка отливал красным.
Бластер слушал сигнал. Слушал уже в течение цикла, порой начиная перебирать пальцами, словно пытался нанизать что-то на невидимую тончайшую леску.
В центре связи он был один: неподвижная фигура, застывшая перед центральным терминалом связи.
Присадки, впрыснутые одной порцией в магистральные шланги, уже должен был подействовать, но Бластер чувствовал, что не может настроиться на нужную частоту, не может отрегулировать сигнал.
Данные ускользали, и касстенику казалось, что он может увидеть мельчайшие осколки, разлетающиеся по полу, каждый раз, когда он сбивается с настроек.
Тихо зарычав, Бластер с силой ударил по ладонью по рабочей панели, прочертив когтями по полупрозрачной поверхности длинные царапины.
И замер, притушив оптику и пытаясь вновь настроить собственные систем на нужную частоту…
Резкий - едва слышный для чужих аудиосенсоров, но чувствительный для датчиков Бластера - звук разъежающихся дверных створок вырвал кассетника из едва-едва достигнутой концентрации.
- Убирайся, - не глядя, прорычал он через плечо.
- Меня послали узнать, когда ты справишься со своим заданием.
- Убирайся.
Блерр склонил голову на бок и растянул губы в недоброй улыбке.
- Не ве-еежливо, - протянул он, глядя на заполненные данными и диаграммами многочисленные экраны. В воздухе ощущался приторный запах присадок - он окутывал Бластера, и был так силен, что стоящий на другом конце зала сикер чувствовал слабое покалывание в обонятельных фильтрах. Гонщик с шумом прочистил воздухозаборники.
- Тебе же дали много времени.
- Не спра-вил-ся.
- И когда справишься?
- Не зна-ю.
За спиной связиста послышались легкие, быстрые шаги, а потом над его аудиодатчиком протянули, негромко и откровенно угрожающе:
- А ты подумай.
Касссетник неторопливо провел пальцами по царапинам на рабочей панели, откинулся на кресле, молча глядя на один из мониторов. Сикер за его спиной не выдержал и тридцати кликов тишины.
- Ну?
Бластер, оттолкнувшись ладонью от терминала, медленно развернулся к нему. Всмотрелся в темный мазок инсигнии на непрозрачном стеклопласте грудных пластин Блерра.
А потом улыбнулся, подняв взгляд к чужой лицевой пластине, резко очерченной тенями сейчас от приглушенного освещения в зале.
- Если ты мне поможешь - то все пройдет быстро. И никто тебя не накажет за промедление.
- Мне кажется, или ты ошибаешься с тем, кого накажут в этом случае.
Кассетник качнул головой. И снова улыбнулся.
- Просто немного помощи.
- Катись ты...
Бластер только хихикнул в ответ; он знал эти интонации в чужом голосе, и знал, что спустя десяток кликов скажет гонщик. Вновь развернувшись в кресле, он неторопливо принялся отключаться от терминала - выдернул тонкие провода из запястных портов, из основного шейного, отсоединил штекеры, входящие в разъемы под коленями.
Блерр молча наблюдал за ним, и кассетник слышал ровный, спокойный шелест его системы охлаждения.
- Ну? В чем мне нужно помогать тебе? - поинтересовался он, когда связист поднялся. Тот вновь склонил шлем на бок, не переставая улыбаться. Алая оптика поблескивала - слишком ярко, порой прерывисто. Гонщик чувствовал запах присадок теперь в разы сильней. Он поморщился. А потом тихо зарычал, когда связист, ничего не объяснив, прошел мимо него к центру зала, едва-едва задев чужое плечо своим.
- Эй!
Бластер, также ничего не сказав, остановился на месте и, не обращая внимания на чужое рычание, трансформировался. Сдвинулись пластины брони, сложились сервоприводы, вплотную прижались друг к другу слои проводку, и угловатый, крепкий корпус кассетника уменьшился, складываясь в мощную мини-радиостанцию. Четыре динамика на двух сторонах вытянутого корпуса, причудливо окруженное цепочками светодиодов кассетное отделение - Блерр, рассмотрев связиста, хмыкнул.
- Забавная подсветка. Ну... куда мне тебя нести?
Бластер хихикнул в ответ. Этот звук, донесшийся из динамиков, был чистым, низким, и от него гонщик неприятно дернулся - ему показалось, что по нейростволу пустили сильный заряд напряжения.
- Прекращай.
- Что прекращать?
- Эти... свои штучки с голосом.
- А-аааа, - протянул Бластер, чуть изменив тональность. Ему нравилось, как передергивает плечами на это сикер, и как он приподнимает и опускает тонкие наплечные пластины.
- Ну. Куда нести?
- Никуда. Иди сюда-аа...
Нахмурившись, Блерр приблизился к связисту, глядя на массивный корпус альт-формы сверху вниз. Ему было всегда интересно, какое количество нейродатчиков в этой форме остается у кассетника близко к броне - и будет ли ему больно если, например, его ударить. Ногой.
- ... и теперь садись сверху.
- Что?
- Садись. На меня.
Идея ударить Бластера начала нравиться гонщику все больше и больше. Он хмыкнул.
- Зачем?
- Помехи в том месте, куда мне нужно передать сообщение, сильны настолько, что моих собственных антенн не хватает, чтобы сигнал пробился через излучение.
Когда кассетник говорил, Блерр чувствовал легкое дрожание воздуха к своих колен - он стоял уже близко к связисту, и звуковые вибрации слабо, но ощущались.
- Что с того?
- Мне нужен усилитель. Садись.
- Ты... - гонщик с шумом выдохнул воздух, - хочешь использовать меня, как усилитель?
- Если ты не хочешь, чтобы работа была выполнена в сро-ок...
- Это нужно Прайму.
- Но спросит Прайм с тебя... Садись.
Коротко рыкнув, Блерр подошел вплотную и, помедлив, перекинул ногу и сел верхом на кассетника, оперевшись ладонями о гладкую верхнюю поверхность установки.
- Ну?
- Хорошо... - почти проурчал Бластер, и гонщик недовольно поерзал - теперь он ощущал вибрацию чужого корпуса еще сильней, и она отдавалась дрожью в сервоприводах ног. - Мы просто немного... поиграем.
- Не люблю игры...
- Да ла-аадно.
- ... когда правила устанавливаю не я.
Вибрация стала сильней, а потом из больших динамиков донеслось удивительно нежное - настолько, что гонщик воспринял это насмешкой:
- Потерпи.
Оскалившись, он слегка побарабанил пальцами по темному металлу.
- Что мне нужно делать?
- Ни-че-го.
- Неужели? - Блерр даже не стал скрывать ответной насмешки.
- Подними ноги - ты не должен касаться пола, - кассетник дождался, когда гонщик сделает так, как он сказал, - и просто не двигайся.
В следующий миг чужие когти прочертили длинную полосу по верхней поверхности его корпуса.
- Что ты не договариваешь?
- Бле-е-ерр...
- Отвечай.
- Ничего. Ты. Я. Передатчик и антенна. Просто передать сигнал, а потом принять его обратно. Тебе понравится.
Сикер не успел спросить, что именно ему должно понравиться, когда по броне на бедрах пробежал короткий заряд напряжения, а к внешнему каналу связи без его разрешения произошло подключение.
- Что ты, шлакова жестянка, делаешь? - он не успел поставить защиту, и теперь зло зашипел, ощущая, как завершается аккуратное, но недозволенное подключение.
- Мне нужно два разъема. И один канал... - прошелестел Бластер.
- Какие еще к шаркам разъе...
Еще один удар - выверенный, напряжения, и гонщик почувствовал, как слегка расходится броня на коленях, обнажая диагностические разъемы, куда тут же входят тончайшие игольчатые штекеры.
- Двух хватит, - не обратил внимание на недовольный рык сикера кассетник. - Ты ведь хочешь, чтобы это быстрей закончилось...? Чтобы не злить Прайма.
Блерр со злостью проскрежетал пальцами по металлу, поверх уже оставленных царапин.
- Давай уже, делай, что должен.
С одной стороны - он мог просто оставить связиста разбираться со своей проблемой самому, если бы не одно «но»: Прайм, вжав его ладонью в стену, лично приказал узнать, как происходит выполнение его задания кассетников. И отчета ждал именно от него, Блерра. Р-рржа.
- Про ноги - помнишь?
- Не дрон. Шевели транзисторами.
- Как скажешь, - низко прошелестел Бластер.
А в следующий клик сикер резко сжал ладони на чуть сглаженных краях чужого корпуса, когда через его систему прошел первый заряд напряжения, колким теплом разлившийся по нейросети.
- Мне надо тебя подготовить, - почти мурлыкнул связист, - но я добрый. И амплитудная модуляция пройдет для тебя...
- З-заткнись.
Блерр откинул голову назад и сжал дентопластины, ощущая, как через соединение проходит вольтаж высокой мощности - от этого потока весь его корпус слегка подрагивал, и на глоссе появлялись крохотные искры.
- Рассказать тебе, как все будет происходить? - неторопливо, почти издевательски поинтересовался Бластер; гонщик на это сдавленно зарычал, но этот звук перешел в стон, когда его системы вошли в синхронизацию с входящим потоком напряжения.
Блерр едва ли не до боли прогнулся в спине, напрягая основные магистрали, когда его генератор перенастроился, и две системы вошли в резонанс. Перед его оптикой высветились бессчетные линии предупреждений, но сикер с раздражением отключил их и перевел оптическую систему в полуактивный режим.
Происходящее было... таким абсурдным, что хотелось смеяться. Он должен был всего лишь заставить Бластера быстрей справиться с приказом Прайма, а вместо этого...
Не выдержав, Блерр застонал, сжав пальцы на краях чуть вибрирующего корпуса сильней - он слышал шелест собственных радиаторов, этот мерный, нарастающий звук. Кажущийся теплым корпус связиста слегка вибрировал у гонщика между ногами, и эта дрожь отдавалась от щиколоток до бедренных серво, заставляя напрягать все, даже самые маленькие, механизмы.
- ... когда помехи в точке передачи так сильны, что сигнал не может пробиться, - зашептал Бластер, но сикер с силой сжал его ногами, не то заставляя молчать, не то требуя чего-то еще. Он сам не знал, хочет ли продолжения этой случайной пародии на интерфейс, или, наоборот, чтобы этот, постепенно плавящий самые тонкие схемы, поток напряжения прекра...
Блерр застонал в голос. Он бы выдрал из связиста его прожженную насквозь присадками Искру, раздавил бы ее, разрезал бы каждый провод - медленно и неторопливо, только чтобы он...
- Потерпи, - в голосе Бластера, мягко зашелестевшим в чужих аудио-датчиках, звучала откровенная насмешка. - Ты такая чудесная антенна... Мы все сделаем быстро, и Прайм будем тобой доволен.
Ответное рычание сикера переросло в еще один стон. Он двинул бедрами, ощущая, как система охлаждения переходит на максимальный уровень активности, и между стыков брони начинает выступать хладагент. Тяжелые капли скатывались по стеклопласту кабины, по спине, между чуть вибрирующих шлангов с охладителем на поясе, оставляли влажные дорожки на ногах, свисая с краев лопастей вентиляции.
- Чудесная, маленькая антенка... - мурлыкающим тоном проговорил связист, не ощущая, а скорее догадываясь, как сильно сжимают его корпус ногами и как все активней и активней ерзают на нем. - Хочешь, я включу музыку? Тебе понравится...
Он даже не думал дожидаться чужого согласия. Активированные звуковые генераторы передали по его корпусу первую волну вибраций, заставившую Блерра, чувствующего все эти колебания, задрожать.
Гонщик ощутил, как чужой корпус под ним ритмично дрожит, и как воздух тоже вздрагивает, и это едва ли не заставляет его собственную Искру словно бы двигаться в навязанном ритме. Застонав, он потянул одну из рук к стеклопласту груди в неосознанном жесте защиты, но в тоже мгновение активированные магнитные полосы удержали его ладони на подрагивающем металле верхней стороны корпуса кассетника.
Клик спустя вокруг запястий Блерра обернулись провода, фиксируя его руки.
Связист беззвучно засмеялся. Он все еще был связан через пару каналов с основным терминалом, и мог видеть через камеры слежения, как выгибается на нем гонщик, как дергает руками, скалиться в полустоне-полурычании. И как остроконечные панели на его плечах приподнимаются вместе с тем, как все сильней перегревается система от поступающих в нее волн напряжения.
Блерр, уже не сдерживаясь, застонал, ерзая бедрами по влажному от собственного энергона и охладителя металлу.
Его процессор не успел обрабатывать данные, поступавшие с нейродатчиков - звуковые вибрации и поток напряжения превращал мир вокруг в мешанину красно-черных теней, порой рассекаемых яркими вспышками предупреждений перед оптикой, когда предохранители переходили на следующий уровень защиты, стремительно приближаясь к своему максимуму.
Сикеру казалось, что весь его корпус - от концов наплечных пластин до самого крохотного сервопривода в ладони - дрожит в одном ритме, задаваемом Бластером, и это будет длиться вечно. Он ощущал, будто бы его покачивает на волнах звука и напряжения, и это мнимое движение было завораживающим, оно наполняло нейросеть тягучим, как смазка, наслаждением.
Вновь застонав, Блерр попытался сдвинуть ноги - ощущений было слишком много, и он ощущал, как постепенно процессор все сильней перегружается под бесконечным потоком данных.
- Нет-нет-не-ет... - мягко шепнул кассетник, активируя магнитные полосы на боках своей альт-формы. Гонщик сдавленно вскрикнул, ощущая, как вокруг его лодыжек и колен обвиваются десятки проводов, и как некоторые, самые тонкие, проскальзывают между стыков брони. - Мы же договаривались, - продолжил Бластер, вслушиваясь в тихие полустоны-полувсхлипы слабо ерзающего на нем Блерра, - куда ты собрался, антеннка?
- Я не... - тот не договорил, сорвавшись на еще один стон.
Не имеющий возможности толком пошевелиться, он откинул голову назад, глядя в размытые тени на потолке - в темных пятнах виделись причудливые силуэты, и Блерр не мог понять, настоящие ли они или это просто помехи перед оптикой.
Он потерял счет во времени, и не сумел бы точно сказать, сколько прошло - десяток кликов или цикл. Бластер удерживал напряжение в тех шлаковых границах мощности, не дающих уйти на перезагрузку - и это превращало то, что должно было быть помощью в пытку напополам с наслаждением.
Рассеянно слизнув с губы тяжелые капли, в которых мешались вкус энергона и охладителя, Блерр сдавленно прошептал, с силой сжимая бедрами нагревшийся корпус кассетника.
- Б-бластер... д-долго еще?
В ответ натяжение проводов на ногах и запястьях стало сильней. Сикер застонал.
- Бластер...!
В его аудиодатчиках послышался тихий смех связиста.
- Прости. Отвлекся... на тебя.
Потом мир превратился для Блерра в неразличимую мешанину черно-красных теней и ярких вспышек - оптика работала едва-едва, и все плыло. Сикер не понимал, что начал делать кассетник, но чувствовал, как слетают все ограничители, и напряжение проходит по всему корпусу, едва ли не оставаясь искрами конце нашлемной антенны.
Он едва ли не до скрежета сжал ногами угловатый корпус, безостановочно вздрагивая и бессильно царапая пальцами металл чужой брони.
- Б-бластер...! - прохрипел гонщик, а клик спустя все его системы начали слетать на перезагрузку. Черно-красные тени в последний раз мелькнули перед оптикой, а потом она отключилась, и Блерр провалился в темноту. Последним, что он услышал, было мягко-издевательское «Передача завершена».
Замелькавшие перед оптикой сразу по выходу в онлайн предупреждения и системные сообщения он с беззвучным рычанием отключил - их было слишком много. Разглядев видневшийся рядом массивный корпус альт-форрмы Бластера, гонщик попытался пошевелиться, но потом замер, шумя системой охлаждения. Системы корпуса еще не успел откалиброваться, и Блерр плохо ощущал их. Но он точно понимал: все закончилось. И что он лежит на полу, со свободными руками и ногами.
Бластер дождался, пока тихо шипящий гонщик поднимется на ноги... и завороженно проследил, как тот слизывает уже подсохшие капли энергона с нижней губы.
- Антее-е-енка... - протянул кассетник.
А в следующий клик его опрокинуло на пол сильным ударом.
- Я не антенка, - отчеканил Блерр и, чуть покачиваясь, направился к двери под внимательным взглядом хихикающего Бластера, замечавшего каждое, так тщательно пытающееся быть скрытым, покачивание бедрами.

@темы: Санта-Стеколье, складываем слова

URL
Комментарии
2012-09-21 в 20:43 

Скайфайер Метроплексович [DELETED user]
ммм, класс! Понравилось, как обдолбаный Бластер издевается над Блерром) Кстати... Ой чо нашел.

2012-09-21 в 20:49 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
Скайфайер Метроплексович, пуууур :3 обдолбанный Бластер вообще просто хотел сообщение послать... но отвлекся! :3
пофиксил косяк))

URL
2012-09-21 в 20:51 

Скайфайер Метроплексович [DELETED user]
Windwave, ну как на такую отзывчивую красоту не отвлечься? А смска подождет XD
Молодца ^^

2012-09-21 в 23:06 

F-22
Я логово добродетели, рассадник морали и исчадие благочестия. (с)
Аккустический вибратор, гы :lol:

2012-09-21 в 23:14 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
Скайфайер Метроплексович, красота злобная и отпинала его :3

F-22, дооооо)) хитрый упоротый вибратор)

URL
2016-12-01 в 23:47 

Как же меня прет с ШГ-Бластера!!! В прямом смысле, спасибо сдвинутому на всю фазу воображению.
Жалко, что его так мало (Бластера, а не воображения, этого-то добра хватает)

URL
     

главная