No rest for the wicked

23:02 

"Алфавит"

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
ну охренеть теперь :facepalm: :facepalm:
да, в русском языке у меня буквы "Ч".
да, я написал аж целых два драбблa через хрен сколько времени. ху кэарс, че.
ну и херовые же это драбблы, я вам скажу >_<"

Алфавит
поколение: IDW
жанр: джен пока
персонажи: от А до Е: Родимус и Ко, DJD, Скавенджеры из MTMTE, врекеры, Круг Света
от У до Ч: Сверв, Скидс, Магнус, Круг Света, Персептор, Дрифт, Блерр, Арси
от Л до П: DJD, Рэтчет, Фарма, Блерр, Тейлгет, Хром, Праул
от Р до Т: Спрингер, Дрифт, Хромедом, Роадбастер, Блерр
от У до Ч: Сверв, Скидс, СГ, ВингоДрифты.
от Ч до Ш: Рэтчет, Тейлгейт, Блерр, Персептор.
саммари: никакого =/
драбблы не связаны между собой, размерами - один-два абзаца, художественной ценности не имеют. такие дела.



А. Алфавит

- Я не могу понять, - Дрифт внезапно прерывает рассказывающего ему об истории города рыцаря, - что у вас тут везде написано. Все эти знаки. На стенах, на зданиях. Всюду.
Винг удивленно мерцает оптикой.
- Это старокибертронский.
- А. Древности.
- Ты мог бы выучить старокибертронский алфавит. Это не так сложно.
Экс-десептикон победным жестом тыкает пальцем в сторону витиеватого золотистого узора старых грифов на стене здания, мимо которого они идут.
- А зачем мне учить какой-то там алфавит? Если ты мне сам все прочтешь. Разве нет?
В ответ Винг только качает головой.


Б. Боль

Дэдлок улыбается шире, когда ощущает, как между стыков брюшной брони входит узкая полоса металла, лезвием рассекая провода и энергонные шланги. И сжимает руки на чужом горле сильней, напрягая серво до критических нагрузок.
Хрипящий противник вгоняет оружие глубже, и острый кончик достигает эндоскелета, задевает нейроузлы - по всему корпусу десептикона прокатывается обжигающая волна боли.
- Боль… - шепчет он, чувствуя на глоссе вкус энергона и стискивая пальцы еще крепче, ощущая, как продавливаются шланги под пальцами. - Боль делает нас сильней. Вас - автобот - слабей.
- И именно поэтому… - скалится он, глядя в мутнеющую оптику противника, - ты сейчас умрешь.
"А я буду жить"


В. Весна

Бластер знает многое о инопланетных культурах - о традициях, языках, образах жизни.
И когда он произносит странное земное слово, Сайдсвайпу требуется несколько кликов, чтобы его словарный блок расшифровал его.
"Начало природного цикла. Возрождение"
Штурмовик непонимающе мерцает оптикой, а Бластер кажется непривычно задумчивым.
- Весна. Символ надежды у людей. Период, когда флора и фауна начинают репродуктивный цикл.
Сайдсвайп все еще не понимает, и связист пожимает плечами.
- Начало жизни - новая надежда. Они верят, что с приходом весны все начнет налаживаться.
- А-а… - тянет штурмовик, а потом неловко ухмыляется. - Жаль, на Кибертроне нет весн.
- Вёсен. Да. Жаль…


Г. Грязь

- Напомни, почему я тебя до сих пор не убил? - Спинистер с ненавистью смотрят на серые пятна своей броне. А потом встряхивает руками - с ладоней срываются, с глухим шлепком падая на землю, огромные комки грязи.
- Потому что это самый короткий путь до нужного нам места. Подумаешь - грязь. Тебе не повредит, - щерит дентопластины в ухмылке Мисфайр. И, не увернувшись от удара тяжелого кулака Крока, с размаху падает спиной в серую жижу, тянущуюся вокруг во все стороны. Мусорщики окружают упасшего джета, задумчиво глядя, как тот барахтается в грязи, пытаясь подняться.
Наконец Мисфайр поднимается на ноги и шумом прочищает воздухозаборники.
- За что?!
- Подумаешь, грязь… - меланхолично пожимает плечами Флайвилс.
- По крайней мере, - добавляет Крэнкейз, - ты так стал даже симпатичней.
Мисфайр с рычанием швыряет в него комом грязи. А потом, помедлив, хихикает.
- В следующий раз, Кейз, заказанного тобой интера мы искупаем в мазуте. Раз тебе так больше нравится.
И он с уже нескрываемым хохотом уворачивается от еще одного удара.


Д. Долг

Магнус злится. Он сжимает губы в тончайшую линию и неторопливо прокручивает между пальцев стилус. Он говорит неторопливо, иногда замолкает, пристально глядя на Родимуса - и тот прекрасно знает, что это значит.
- Тебе не знакомо понятие "долг", - произносит высокий автобот, и капитан "Потерянного Света" резко вскидывает голову.
- Знакомо.
- Неужели.
Это не вопрос. В голосе секонд-ин-коммандера Родимуса нет ни единой вопросительной интонации.
- Знакомо, - повторяет он, а потом, помедлив, кладет ладонь на алый знак автоботов на грудной броне.
Ультра Магнус откладывает стилус.
- Ты не тот, кто может знать, что такое долг перед знаком.
- Не перед знаком, Магнус. Перед своей Искрой.
В отсеке воцаряется молчание. И, глядя на своего первого помощника, Родимус отчетливо понимает - этот тот редкий момент, когда ему ничего сказать в ответ.


Е. Если

Если бы он был быстрей.
Если бы он был внимательней.
Если бы его конструкция предусматривала защитные щитки между плечом и шеей.
Все было бы иначе.
Персептор смотрит на свои ладони, на гладкий металл винтовки, лежащей у него на коленях. По нейросети еще блуждает вязкое ощущение от синтетического яда инсектиконов, и врекер до скрежета сжимает дентопластины.
Если бы все прошло так, как они планировали, если бы все прошло в точности по расчетам.
Санстрикер был бы жив.
Персептор верит в точность расчетов, и случайность, убившая одного из них, разъедает теперь его, как ржавчина.
Слово "если" отдает кислым привкусом на глоссе.
Врекер резко встает и беззвучно шевелит губами: больше никаких "если". Никогда. Ни за что.



Л. лицензия на убийство

Он знает, что у некоторых народов в языке существует термин "лицензия на убийство". Странно, но в кибертронском языке его нет, и потому иномирская фраза кажется забавной. Но что-то в ней есть. Что-то, кажущееся знакомым. Привычным. Наверное даже приятным.
- У нас есть лицензия на убийства, - со смешком как-то говорит Каон, вслушиваясь в голоса вокруг. Его тонко настроенные аудиодатчики улавливают холодный, мелодичный смех. Тарн. Связист не видит, как командир кивает. Но чувствует.
- Лицензия, - прокатывает вокалайзером это слово глава ДСД. - Выдана Самим. Без срока действия.
Колкий смех прокатывается по всем мостику "Мирной тирании".
Это смешная шутка.
Почти что шутка.


М. Месть

- Привет, - улыбается Фарма, присаживаясь на край перезарядочной платформы. Половина его лицевой пластины потрескалась, и сквозь металл проступает красный от болезни энергон, стекая тонкими струйками по щеке и свисая тяжелыми каплями с подбородка. - Я скучал.
Он протягивает изуродованные руки, и Рэтчет пытается отшатнуться, понимая через клик, что не может даже пошевелиться. Мгновенный анализ собственной системы - и датчики выдают сложнейший химический состав, каким-то образом попавший в его энергобаки.
- Небольшой подарок от меня, - джет склоняет на бок голову, слизывает кончиком глоссы мутные капли с губы и улыбается - широко, обнажая потрескавшиеся дентоплатсины. - В честь нашей новой встречи.
Он склоняется ближе, и Рэтчет чувствует сладковато-гнилой запах красного энергона и проржавевшего металла - запах смерти, окутывающий Фарму с ног до головы, пропитавший его полностью. Он пытается дернуть головой, когда джет приближает к его лицу обезображенную руку, из обрубка которой торчат провода и что-то капает, но не может пошевелить даже шейными тяжами.
Фрама смеется.
- Ох, Рэтчет. Кажется, ты програл.
Он нависает над медиком и шепчет, почти касаясь его губ своими.
- Ты проиграл, и теперь твоя очередь падать. В долгую, очень долгую месть…


Н. нарушение общественного порядка

- Это нарушение общественного порядка, - в третий раз повторяет гвардеец.
Блерр кивает, но не думает даже сдвинуться с места. В повисшей тишине слышно, как напряженно шумит система охлаждения гвардейца, который растерян. Который не знает, что делать.
- Я настоятельно советует вам немедленно…
Его окатывает широким потоком энергона, зачерпнутыми двумя ладонями. Блерр хихикает, глядя на изумленно искажающуюся чужую лицевую пластину.
Определенно, спор с Бластером на то, что гонщик не сможет искупаться в центральном энергоном фонтане Иакона, был удачной идеей. Блерр смог. И связист теперь должен ему целую гору кредитов. Часть из которых он, впрочем, потратит на оплату штрафа за нарушением общественного порядка.


О. Одиночество

Одиночество следует за Тейлгейтом по пятам. Ему кажется, что оно, как Искроед, таится за каждым поворотом корабельного коридора и скрывается в темноте отсека, готовое выпрыгнуть, прежде, чем он активирует световые панели.
Тейлгейт знает, что это глупо. Но он провел миллионы циклов под землей, и все это время для мира он был - погибшим, числился среди тех, кто исчез навсегда. И он понимает, почему одиночество не хочет его отпускать.
Он бы пошел к Рангу. Если бы…
На этом "если бы" маленький бот передергивает плечами. Теперь он может лишь прийти в медицинский отсек и посидеть рядом с ремонтной платформой. В одиночестве и тишине, нарушаемой лишь мерным писком приборов. Ранг уже ничего не ответит. Клац - отвалился еще один кусочек той, старой, жизни, которая была у него. Сначала Циклон, потом - Ранг.
- Эй! - над аудиодатчиком раздается радостный возглас, и Тейлгейт вскидывает шлем, тут же слегка отшатываясь, когда Сверв тыкает ему едва ли не в визор большим энергоновым кубом. - Не грусти.
- Я не… - начинает он, но бывший металлург - а теперь бармен - только хмыкает. Ставит стакан перед ним. И повторяет.
- Не грусти. Ты не один.
Тейлгейт жалеет, что из-за маски не может улыбнуться. И смущенно кивает, ощущая, как одиночество за его спиной начинает съеживаться.


П. Праймас

- Это фанатики. С тронутыми ржавчиной процессорами. Это было самоубийство - посмотри на повреждения внимательней. Они дают четко понять, что были нанесены самостоятельно, без стороннего вмешательства.
- Я так не думаю.
Хромедом не спешил подниматься к колен, внимательно разглядывая через портативный оптический анализатор посеревший корпус лежавшего на полу кибертронца. Он видел четкие следы разрезов - под коленями, на локтях, на поясе и на шее - в местах, где шли основные энерголинии. Буквально в шаге от него лежал еще один корпус, дальше - еще и еще. Замкнутое кольцо из посеревших тел. Хромедом повел плечами. Эти иаконцы - когда он прибыл на место, Праул уже успел найти информацию о них - не были из неблагонадежных слоев. Ученый, инженер, кто-то из военных - у всех у них не было причин прерывать свой онлайн.
- Праул.
- Да?
- Такие повреждения невозможно нанести самостоятельно. Посмотри, - Хромедом склонился ниже; перед визором замелькала информации, выводимая на голо-линзы анализатора. - Их пятеро. И я не верю, что они это делали, сев в круг. Даже несмотря на из позы.
За его спиной раздалось негромкое "пфф".
- Я говорю что-то не правильно? - Он работал с Праулом всего четверть декады: направленный по окончанию Кибертронcкой Правоохранительной Академии в Иакон, он попал в напарники к этому упрямому, твердо следующему правилам кибертронцу и пока находился в статусе "младшего следователя". О чем Хрому постоянно напоминали.
- Если бы ты внимательно ознакомился с материалами дела, ты бы сейчас пришел к тому же выводу, что и я.
Хром блеснул визором.
- Я ознакомился с ним.
Праул склонил голову на бок, внимательно и молча глядя на младшего напарника. Тот, помедлив на клик, поднялся. И вскинул руки сдающимся жестом.
- Я что-то упустил.
- Они якобы принадлежали секте "Дети Праймуса".
- Якобы?
Старший следователь слегка приподнял уголок губ, потом, отойдя от жутковатого кольца из серых корпусов, прошелся по ярко освещенному залу, указывая на неровные строки на стенах. Они были нанесены краской из распылителя, неаккуратно, и кое-где по металлу стенных панелей от глиф тянулись потеки краски.
- Посмотри внимательно: такого небрежного нанесения молитв не позволит настоящий сектант - особенно из "Детей Праймуса". Среди сотни сект, что появились за последние циклы, они являются самыми строгими в отношении соблюдения правил, особенно что касается их молитв.
Склонив голову на бок, Хром следил, как старший напарник ходит по залу - складское помещение в секторе ТетаАй200, в реестре числится как сдаваемое в аренду, указывая на незначительные детали. Расположение подставок с цветными кристаллами, формулировки написанных на стенах молитв, изображение Праймаса на голоэкране…
- То есть они не…?
- Они сектанты. Но "Дети Праймуса" не практикуют подобный способ ухода из онлайна для встречи с Праймасом. Они его вообще не практикуют.
- Кому-то нужно было создать маленькую секту, прикрывшись именем уже существующей и убить этих пятерых?
- Они совершили самоубийство, - Праул вернулся к все еще исследовавшему корпуса напарнику, - по своей воле, своими собственными руками, якобы благословленные на это Праймусом, что передал свои слова через проводника.
- В твоих словах есть "но".
- Есть. Их заставили это сделать. Не насильно, но убеждениями.
- Ты… - Хром поднялся на ноги, - мог бы мне сразу сказать об этом.
Еще одна быстрая, едва заметная улыбка.
- Мне нужно, чтобы ты научился быстро соображать и сводить все факты в одну схему.
- Я уже… - Хромедом осекся под чужим взглядом, качнул шлемом. - Хорошо. Я учусь. Ладно. Что дальше? Раз это самоубийство, то дело считать закрытым?
Губы Праула сжались в тонкую линию, и голубая оптика нехорошо сверкнула.
- Нет. Дело переходит на новый уровень. Кто-то слишком плохо играет роль проводника воли Праймуса - и я считаю, его игре должен прийти конец.


Р. Риск

- Это неоправданный риск.
- Я знаю! - вскидывает голову новичок, и Спрингер хмурится, неодобрительно глядя на замершего перед ним автобота. Тот широко улыбается - эта его улыбка на миллион шаниксов, которая так часто мелькала на рекламных щитах по всей планете. - Я справлюсь.
Трехрежимник отворачивается от Блерра, глядя через узкую прорезь псевдо-бойницы на взрытое взрывами пустое пространство, тянущееся от маленького форпоста далеко вперед, до границ города. Форпоста, окруженного большим отрядом десептиконов. Форпоста, ожидавшего поддержки, которая никак не прибудет.
- Я справлюсь, - повторяет за спиной Спрингера новоявленный врекер, и тот качает головой.
- Не справишься.
Через пол клика на его мощном запястье смыкается ладонь - две ладони - и трехрежимника рывком разворачивают к себе, упрямо глядя на него снизу вверх.
- Поверьте, командир, - Блерр все еще ухмыляется, нетерпеливо постукивая ступней по полу. - Это не сложней гонок. А я в них - самый лучший.
От этого начищенного самодовольства, звучащего в чужом голосе, Спрингер ощущает ярко вспыхнувшее желание ударить гонщика по точеной лицевой пластине. Чтобы он понял, пустошлемный, наполированный дрон, что это уже не гонки, что все иначе, и что риск…
- Я все знаю, - куда тише произносит Блерр, отпуская его руку. - И знаю, что ставки слишком велики.
- Твоя жизнь, - кривит губы врекер. А потом удивленно хмыкает на ответ новичка.
- Все ваши. Не только моя. А раз так…
Он снова вскидывает голову, снова - эта клятая улыбка, слишком яркая, слишком самодовольная.
- Я готов рискнуть. Отпустишь, командир?
Спрингер медлит. Кивает, ощущая неприятную, тянущую пустоту где-то под Искрой.
- Удачи.
На него смотрят с пол клика, как-то непривычно серьезно. А потом Блерр вновь улыбается.
- Я вернусь. С подмогой. Обещаю.
И почему-то врекеру хочется верить этому самонадеянному, рискованному гонщику, случайно оказавшемуся вместе с ним в этом форпосте, вдалеке от основного отряда, среди перепуганных техников и инженеров..
- К тому же, - слышится уже от двери, - я люблю риск.
Удачно подвернувшийся под руку датапад летит уже в пустоту, а в аудиодатчиках Спрингера эхом звучит чужой, искренний смех. Который он еще надеется услышать снова.


С. Судьба

- Что такое судьба?
Дрифт удивленно оборачивает к Хромедому, с хмурым видом опирающемуся локтями на край стола.
- Что?
- Что такое судьба? - повторяет тот, приглушенно мерцая визором. - Ты же знаток. Скажи мне. Что такое…
- Я слышал, слышал, - экс-десептикон поспешно вскидывает руки. И в это же время быстро оглядывает количество пустых стаканов перед Хромом, понимая, что тот вряд ли стал задавать подобные вопросы в… нормальном состоянии. - Ну…
Он пожимает плечами.
- Я не знаю. Ты не думаешь, что это разговоры не для бара.
С коротким смешком Хромедом оглядывается. Кроме них сейчас в баре у Сверва никого нет, и это почему-то кажется чудом.
- Наоборот. Самый шик, - он прищелкивает пальцами, потом, не глядя, находит последний полный стакан, подключает к нему дозатор, а его - в небольшому разъему на маске. Дрифт наблюдает за его движениями, а потом, когда первые густые капли энергона уже ползут по закрученной трубочке вверх, снова пожимает плечами.
- Не знаю.
Хром неожиданно подается вперед и пристально смотрит в чужую оптику. Экс-десептикон не двигается с места, выдерживая взгляд - в такие игры он научился играть очень давно, и мнемомастеру его в них не переиграть.
Спустя две сотни кликов тот первый отводит взгляд, хмыкает.
- У всех у нас есть судьба. Вот у тебя. У тебя она тоже есть. Была. Что это такое?
Дрифт смотрит в сторону. Он не хочет говорить о том, что в тот клик, когда Хромедом произносит слово "судьба", перед его оптикой на клик встает чужое лицо, и слышится спокойный голос. Рассказывающий о какой-то чепухе, которая тогда была экс-десептикону совсем не интересна, а теперь… Ее уже некому рассказывать именно так.
- Не знаю, - в третий раз повторяет он, потом резко поднимается, мягким движением подхватывая прислоненный к столу Великий меч. Хромедом провожает его удивленным взглядом, краем сознания отмечая, как крепко и осторожно пальцы Дрифта сжимают длинную рукоять, когда он быстрыми шагами выходит из бара.
А Дрифту просто не хочется признаваться самому себе, что, если у него и была судьба, то наверное это именно ее меч он теперь несет в руках.


Т. Турель

Когда Роадбастер с четвертый раз за разговор произносит слово "Малыш", причем явно, как имя, Спрингер уже не выдерживает.
- Да что это такое?
- Кто, - педантично поправляет его здоровяк-штурмовик. И таким голосом, что трехрежимнику сразу же перестает хотеться даже пытаться спорить с ним.
- Хорошо. Кто это?
Они стоят в оружейном отсеке "Триона", и вблизи нет никого, кого Роадбастер мог бы назвать Малышом.
Вместо ответа штурмовик молча кивает и идет куда-то вглубь полутемного, освещенного сейчас лишь парой узких ламп, длинного отсека. Помедлив, Спрингер следует за ним, решая больше не задавать вопросов.
- Вот.
Трехрежимник выглядывает из-за бока Роадбастера, оглядывается с подозрением. А потом давится воздухом, резко втянутыми через рот, в попытке подавить предательский смех. Сокомандник косится на него сверху вниз, не понимая, что происходит с врекером. А тот все никак не может успокоиться, глядя на то, как заботливо огромная ладонь штурмовика оглаживает широкое дуло переносной турели.
- Малыш? - наконец выдавливает из себя Спрингер.
Ему в ответ кивают.
- Малыш, - повторяет вслед за ним Роадбастер, и в его голосе звучит столько упрямой нежности, что у его собеседника сразу пропадает желание спорить или комментировать это. Себе дороже будет.


У. Ультра Магнус

- Кросс… что?
- Кроссворд!
Скидс скептично посмотрел на невысокого бота, помахивающего инфорамкой, на экране которой высветилось что-то, похожее на простенькую схему.
- Я нашел это слово в общегалактическом словаре. Это игра примитивный органических рас, развивающая внимание и память.
Скепсиса на лицевой пластине корабельного теоретика стало больше.
- Мы будем разгадывать человеческий кросс…. кроссворд?
- Я составил собственный! - не без гордости заулыбался Сверв.
Клик спустя ему ответили пожатием плечами.
- Ну давай… рискнем.
Металлургист вооружился стилусом.
- Маленькое, бесполезное и урчит?
- Э-э… - Скидс нахмурился, - Тейлгейт?
- Три буквы.
- Боб.
- В гаечку!
Скидс откинулся на стену, сделал глоток сверхзаряженного. Пока ему было просто… забавно.
- Оружие массового поражения?
- Циклон?
- Пять глиф.
- Вирль. Но по мне, так одна ржавчина.
Сверв тихо хихикнул. И подлил их высокого контейнера высокому боту еще энергона.
Спустя пол цикла у них осталось одно неразгаданное имя.
- Д-длинное… описание, - Сверв перенастроил оптику, поднес инфорамку ближе. От количества сверхзаряженного мир казался таким удивительном расплывчатым. И ярким.
- Маньяк в-всяких про-оооверок, использующий уч… учебу! чтобы мучать людей. О!
- Пджди, не пдсказывай! - Скидс прищелкнул пальцами. - Я зна-аю.
Низенькому автоботу пришлось выдержать несколько долгих кликов молчания, прежде чем его приятель радостно заорал.
- Ультра Магнус!
- Я здесь, - послышался над их головами низкий, спокойный голос. - Уже давно здесь.
Еще пол цикла спустя, приступая к штрафному дежурству в грузовом отсеке, Скидс, задумчиво глядя в черноту космоса за огромным иллюминатором, поинтересовался.
- Как дмаешь, чт' он будет длть с кросс… вордом?
Сверв отозвался, не задумываясь.
- Переделает! В учебный материал! И будет мучать всех!
- Всх?
- Ну… Тейлгейта?
- А-аа.. - протянул Скидс и лег на пол, ощущая странную раскалиброванность всех своих гироскопов. - Ну, тогда не страшно…


Ф. Флуктуация

- Флуктуация твоего электромагнитного поля сейчас весьма активна для такого типа механического осциллятора, как ты… - задумчиво произносит Персептор, глядя на кружащего по его лаборатории гонщика. Тот сбивается с шага.
- Осци… что? Как ты меня назвал?
- Мне интересны причины этих колебаний… - не обращает внимания на вопрос Блерра врекер, а потом, улучив момент, когда вновь начавший метаться по лаборатории гонщик оказывается рядом, цепко хватает его за запястье. И рывком притягивает к себе, перехватывая вторую руку и заставляя встать перед собой.
- Не причины. Причина. Одна, - после долгих кликов попыток вырваться, наконец, недовольно бормочет гонщик. Персептор смотрит на него снизу вверх, а потом едва заметно улыбается. Он знает ответ, и его просто забавляет дразнить сокомандника, наблюдая, как всегда уверенный в себе Блерр не знает, что отвечать и теряется. Это похоже на небольшой эксперимент, хотя порой ученый говорит самому себе, что опыты с чужими эмоциями - это бесчестно.
Он снова улыбается и отпускает чужие запястья, глядя, как на клик вспыхивает чужая оптика, и замечая, как Блерру хочется что-то сказать, но он молчит.
- Такие флуктуации могут быть весьма опасны, - неторопливо произносит он, - возможно, стоит устранить эту причину…?
- Нет! Нет, - уже спокойней добавляет гонщик. - Не надо ничего делать с этой причиной.
Персептор, будто бы равнодушно, кивает.
Ему нравится быть этой причиной.


Х. Хаос

Арси любит слово "хаос". Фембот ощущает какое-то странное родство с ним - как со своим оружием, как со своими мощными сервоприводами, как с привычным запахом чужого энергона на своих руках. В кибертронском языке нет понятие "родства", но Арси это знакомо. Ее тоже нет в кибертронском.
Выпавший из ровного полотна осколок, хаотично кружащийся, не думающий о том, что будет завтра.
Арси это нравится. Она уже давно стала жить только сегодняшним днем, и единственное допущение - некоторые воспоминания. О криках Джаксиуаса. И горько-сладком вкусе мести. Этот вкус нравился ей больше всего, хотя тот, что сейчас ощущают вкусовые анализаторы - тоже забавен.
- Что это? - резко спрашивает фембот, а потом, протянув руку, перегибается через стойку бара и резко дергает стоящего к ней Блерра за край напоясной пластины, заставляя его развернуться. - Эй, я тебя спрашиваю, голубенький.
Свободной рукой она приподнимает высокий и узкий куб с энергоном - тот переливается в легкую зелень с искрами.
- Это? - Блерр неловко улыбается и пытается высвободиться из хватки, но Арси, с ответной ухмылкой, сжимает пальцы крепче.
- Это. Как называется.
- "Звездный хаос".
- Дурацкой название, - коротко хохочет Арси, отпуская его и, прежде чем гонщик успевает отодвинуться, награждает его шлепком по бедру. А потом смеется, запрокинув голову - хрипловато и громко, и чувствуя анализаторами на глоссе вкус хаоса.


Ц. Церемония

- Мне это не нравится, - недовольно бормочет Дрифт, глядя в спину идущего впереди него джета. Даже в тусклом освещении камень в гарде Великого меча тепло мерцает, словно в его глубине прячется крохотная звезда.
Винг на клик оглядывается.
- Что именно?
- Что ты не говоришь, куда мы идем. И я не люблю слово "церемония".
- Почему?
Экс-десептикон пожимает плечами, поднимаясь вслед за рыцарем по длинной, узкой лестнице - одна из, не то технических, не то аварийных - вьющейся на множество этажей вверх.
- У нас… у десептиконов от них нельзя было ждать ничего хорошего.
Джет смотрит на него несколько секунд, а потом качает головой.
- Идем.
Когда Винг пропустил его вперед в узкий арочный проем двери, он уже что-то подозревал, но когда на плечах сомкнулись широкие ладони и низкий голос над аудиодатчиком что-то радостно рявкнул, экс-десептикон начал было отбиваться. Потом замер. Огляделся.
- Что за… шлак?
Позади него коротко хохотнул Экс.
- Я подумал, - развел руками Винг, - что если я скажу "не хочешь ли ты выпить энегона со мной и Эксом, а заодно и потренироваться где-нибудь на открытом месте?", ты откажешься.
- А так ты сказал - "важная церемония"? - пробормотал бывший 'кон, вновь оглядывая небольшую, явно взлетную, площадку. Находящуюся очень, очень высоко над городом.
Рыцарь пожал плечами и просто улыбнулся.
- Но сработало же…?

Ч. Чокнутый

- Да ты чокнутый.
- Не двигайся.
- Шлак.
Дрифт замер, глядя перед собой и мысленно желая Персептору со всеми его идеями отправить куда-нибудь… к Спрингеру, например. Веса небольшого энергонового куба, чудом удерживающегося на его шлеме, экс-десептикон не замечал. Но мог соизмерить его размеры - и то расстояние, на котором где-то в развалинах прятался снайпер.
- Персептор?
- Да…? - прошелестел в аудио-датчики чужой голос.
- А если ты промахнешься?
- Я никогда не промахиваюсь.
Дрифт хотел было провентилировать системы, но удержался. Беззвучно фыркнул только и всмотрелся в темные силуэты разрушенных городских башен, между которыми где-то лежал, поврежденный, "Трион".
- Ты выбрал не самое удачное место.
- На несколько махов вокруг нет ни единого признака роя, - спокойно отозвался Персептор. - А теперь…
- Что…?
Дрифт не успел договорить. Над его головой что-то вспыхнуло на короткое мгновение, раздался хлопок.
- Нет, ты действительно чок… - он снова не успел договорить. По лицевой пластине побежали густые струйки энергона, заливающие оптику, попадающие на губы. Экс-десептикон попытался сказать еще что-то, но слова превратились в возмущенное бульканье.
- Прости, - прошелестело в аудио-датчиках Дрифта. - Я сейчас подойду. Помогу вытереться.
Тот, тщетно пытавшийся стереть энергон с лицевой пластины, только коротко зарычал.
- Чокнутый.
- Я знаю, - отозвался снайпер. И отключился.



Ч. Чек-ап.

Признаться самому себе Рэтчету удается лишь на третий раз - он так часто зовет Тейлгейта на проверки потому, что его завораживает существование в этом мире настолько древнего кибертронца. Ему кажется, что он касается истории собственными руками, пусть даже эта история смотрит на него тревожно-поблескивающей голубой оптикой.
Каждый раз Тейлгейт спрашивает, все ли в порядке. Он переживает, и когда от волнения сжимает и разжимает кулаки, Рэтчет слышит тихий скрип крохотных механизмов в сочленениях ладони. Маленький кибертронец кажется ему... нет, не чудом. Он не верит в чудеса, но существование Тейлгейта - пусть даже по кораблю разгуливает такой же древний Циклон - выбивается из привычной структуры его мира. Низенькая бело-голубая частичка своеобразного Хаоса.
И Рэтчету это нравится.

Ш. Штиль

Это слово Блерр услышал в языке одного органического народа - те жили на планетке, почти полностью покрытой теплой, зеленоватой водой, в толще которой водились твари, которым и кибертонец был бы на один зуб.
Штиль. Неподвижная гладь воды, схваченная в цепи безветрия, застывшее, словно идеальное стекло.
Спокойствие, под которым может скрываться что-то опасное, таинственное.
Блерр слышит это слово, когда команда врекеров попадает на эту планету в погоне за одиним из десептиконских ублюдок. Тот заканчивает свою жизнь грудой металлолома, а слово остается где-то в памяти. И он забывает его.
Пока не видит такое же опасное спокойствие на лице Персептора. Персептора, пуля из чьего ружья оставила на его щеке горячий след, пронесясь мимо, когда снайпер выстрелил в мелькнувшего где-то между развалин сворма. Даже не предупредив напарника.
- Ты - штиль, - спокойно произносит Блерр, когда за его спиной перестает скрипеть подстреленный инсектикон. И уходит, не дожидаясь, пока в чужой оптике вспыхнет понимание.
запись создана: 31.08.2012 в 20:09

@темы: складываем слова, IDW

URL
Комментарии
2012-08-31 в 20:36 

Ladena
пожирая кого-то глазами, старайтесь не чавкать
дыа, весна...

2012-08-31 в 20:59 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
ничего, они у них тоже когда-нибудь будет)

URL
2012-09-01 в 09:45 

Ladena
пожирая кого-то глазами, старайтесь не чавкать
*шепотом* когда рыцарей добудут :shy:

2012-09-23 в 06:14 

Monous
задний грех
:heart::heart::heart:

блин, "У" вынесло впрд ногаме xD

2012-09-23 в 12:01 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
Mustachos, пууууррр ^____^" Магнус тайком будет разгадывать!))

URL
2012-09-23 в 23:35 

F-22
Я логово добродетели, рассадник морали и исчадие благочестия. (с)
У и Х просто чудо! :hlop: И нефиг гундеть, что стал хуже писать - всем бы так "хуже"!

2012-09-24 в 01:06 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
F-22, меня Х очень радует *o* ну и кроссворд, да xD
нуаащащааащащщщащщщщ =//

URL
2012-09-27 в 23:49 

F-22
Я логово добродетели, рассадник морали и исчадие благочестия. (с)
М и О прям вообще... :fkr:

2012-09-28 в 09:29 

Monous
задний грех
Asjndckdjbvfkdbvkjvf!!

*распидорасило от М*

2012-09-28 в 14:37 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
F-22, Mustachos, пууууууууур *____*

URL
2012-10-06 в 21:50 

F-22
Я логово добродетели, рассадник морали и исчадие благочестия. (с)
Р - зашибись какой тунец хитромудрый :-D

2012-10-06 в 23:03 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
F-22, надо зарабатывать статус в команде!))

URL
2012-10-07 в 11:33 

tata_red
Уронили Прайма на пол, оторвали Прайму лапу. Все равно его не брошу, потому что две антеннки. (с)
М П У порадовали больше всего)))

     

главная