No rest for the wicked

15:10 

santa-stekol'e returns xD xD

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
... на самом деле, у меня просто в какой-то момент накопилось овер дофига всего, и было ле-еень, ле-еень выкладывать ._."
а теперь я, видимо, выложу все написанное еще в начале июля скопом xD

Цена свободы
вселенная: Шаттеред-хиллс xD
персонажи: Персептор, Блерр
рейтинг: R. и это не слэш
предупреждения: СГшная жестокость ._. ну, вы поняли
саммари: конец сюжетной арки про контролер, впаяный Блерру. урурур, мы это таки заканчиваем :3

- Ты сам хотел избавиться от этого. Принимай теперь мою помощь.
Блерр не видит стоящего в стороне автобота: от переохлаждения его оптика повредилась, и теперь весь мир для него - в широких трещинах. Они пересекают потолок лаборатории и стены, превращают мир в жутковатую мозаику, из которой то и дело пропадают отдельные кусочки, когда постепенно отключаются, один за одним, оптические датчики.
Сикер не знает, какими силами он еще удерживается на руках, не дает дрожащим ногам разъехаться в стороны, не позволяет себе рухнуть, когда каждый, даже самый маленький сервопривод сбоит, и весь корпус сотрясает мелкая, непрекращающаяся дрожь. Но гонщик знает одно - если он это сделает, то упрется растрескавшимся стеклопластом кабины в широкое, ледяное дуло. И тогда… отстраненный, спокойный голос рассказал ему, что будет - перед тем, как его обладатель швырнул Блерра, еще не пришедшего в себе после акустического выстрела, на четвереньки.
Он захлебывается кажущимся ледяным энергоном - и не желает, не хочет, боится знать, что сейчас струится по шлангу, плотно вошедшему между разбитых губ. Шлангу, чья насадка вошла глубоко по горловому топливопроводу, сдирая чувствительное покрытие внутри и крохотные температурные датчики. Гонщик чувствует, как холодное топливо растекается по всей системе, нарушая ее работу, замораживая сенсоры внутри корпуса, и ему кажется, что на броне, внутри и снаружи, оседает изморозь. Но это только сенсорная галлюцинация сходящегося с ума процессор?
Блерру уже почти не больно. Но в памяти ярко отпечатались обломки голубоватого металла ускорителя, разбросанные на полу, и шквал панический сигналов в процессоре - о критических повреждениях ускорительных элементов. Но он это переживет. Он должен, если хочет навсегда избавиться от унизительного чужого контроля над собой.
Мощный поток энергона внезапно устремляется по шлангу, и гонщик вздрагивает, чувствуя, как ребристые стенки царапают изнутри его топливопровод, как что-то двигается в нем, и как переполненные баки автоматически запускают сброс топлива.
По широко расставленным ногам бегут ледяные струйки энергона, вливаясь в уже широкие, тускло поблескивающие, лужи на полу, а через десятки - или сотни? - невообразимо долгих кликов гонщик чувствует, как избыток топлива идет горлом и, просочившись между губами и поверхностью шланга, стекает густыми каплями из уголков рта.
Блерру уже почти не страшно. Ему просто надо удержать корпус, покрытый потеками энергона - его собственного, чужого - на дрожащих руках и разъезжающихся в стороны ногах, и гонщик цепляется за эту мысль, зная, что он справится. Цепляется, когда невидимый сквозь трещины на оптике автобот, ухватившись за шланг, проталкивает его еще глубже, когда температура энергона падает еще сильней, и Блерру кажется, что все его системы замерзают изнутри.
Он не знает, когда это закончится. Но, проскальзывая коленями по покрытому топливом полу, ощущая, как насадка шланга раздвигает что-то внутри его, гонщик все еще помнит - он не должен, ни за что не должен задевать корпусом гладкого, широкого дула… Он не заденет.
Шланг рывком продвигается еще глубже, словно Блерра хотят нанизать на него, и массивная насадка уже словно находится даже не в топливном баке, а где-то гораздо глубже, где она вовсе не должна быть. Но он выдержит и это тоже. Справится. Не упадет. Ведь скоро все закон…
Выстрел.

- Ш-шарков в-выхлоп! - Блерр сжал дентопластины и съежился на ремонтной платформе, с трудом удерживая в дрожащих ладонях куб с энергоном - самой легкой зарядки, с какими-то медицинскими присадками, эффект которых, как надеялся сикер, был все-таки восстановительным… Он покосился на занятого какими-то расчетами на терминами Персептора.
- Эй? Эй, я в-ведь с тобой говорю. Можешь хотя бы повернуться к-ко мне?
Вокалайзер гонщика еще не восстановился после этой… шлаковой пытки - хотя ученый, конечно, утверждал, что это не было пыткой, а лишь единственным возможным способом избавления его систем от перегоревшего контролера. Блерр ему не верил, несмотря на то, что больше не ощущал изматывающего присутствия контролирующего устройства в своем корпусе… но он знал, точно знал - все это можно было сделать куда менее неприятно. По внутреннему хронометру прошло больше двух циклов после того, как он провалился в спасительный оффлайн, измотанный, поврежденный, желающий лишь одного - чтобы эта пытка, наконец, прекратилась. И что Персептор успел сотворить с ним за это время - сикер даже не хотел думать.
- Я тебя привел в порядок, - едко отозвался ученый, словно считав мысли сидящего у него на платформе сикера, - если ты этого не заметил.
Блерр сделал осторожный глоток энергона, прокатил густые капли по глоссе.
- Заметил.
Его оптика почти восстановилась после переохлаждения, и исчезла изматывающая боль во всех сервоприводах… и - честно - сикер действительно чувствовал себя неплохо. Но единственным, что никуда не исчезло, было яростное желание сомкнуть пальцы на шейных кабелях Персептора и сдавливать, сдавливать ладони, пока не хрустнут основные магистрали и алая оптика не погаснет.
- Только попробуй, - буднично заметил черно-белый мех и повернулся, наконец, к сикеру. - По твоему лицу все кристально ясно. Как ты работаешь с Голдбагом в таком случае?
- Не твое шлаково дело.
Допив энергон одним глотком, Блерр едва заставил себя не швырнуть пустым кубом в ученого, а лишь отставил его в сторону и осторожно поднялся, готовый в любой момент почувствовать слабость в сервоприводах.
- Дверь - там, - небрежно махнул рукой Персептор, не отвлекаясь от своей работы. - У тебя есть десять кликов.
Сикер беззвучно оскалился.
- А что потом?
Вместо ответа ученый молча взял что-то с терминала и, не повернувшись даже, наставил на гонщика небольшой бластер. Блерр зло хмыкнул, а потом, задержав на черной спине долгий, не предвещающий ничего хорошего, взгляд, направился к двери. У самого выхода его догнало едкое:
- А где же "спасибо" за спасение?
- Катись в Плавильни, - прорычал сикер, выходя из лаборатории. Персептор вслушался в звук закрывающихся дверных створок, подбросил на ладони крохотный, с пол фаланги, перегоревший контролер. Эта была отличная игра, и ее завершение - алая оптика ученого вспыхнула, когда он вспомнил залитого охладителем и собственным энергоном сикера - было по-истине идеальным.

@темы: Blurr, Perceptor, Санта-Стеколье, пыщ-пыщ, пур-пур и варенье

URL
Комментарии
2012-07-24 в 16:09 

SSC
Разгибаю скрепы
Персептор злодей)))
И под конец поиздевался)

2012-07-24 в 16:11 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
Он главно сцу-ууук, ему положено :3
пуррр ^_^

URL
2012-07-24 в 21:30 

F-22
Я логово добродетели, рассадник морали и исчадие благочестия. (с)
Бедняжка Блерр - ну когда же, когда на его улице опрокинется Дрифт :eyebrow: грузовик Петербилд :-D с апельсинами? :nechto:

2012-07-25 в 00:35 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
на самом деле его злоключения пока закончились... ну, относительно))

URL
2012-07-25 в 09:17 

F-22
Я логово добродетели, рассадник морали и исчадие благочестия. (с)
*облегчённо вздыхает* Ну, слава Праймасу!

2012-07-25 в 10:26 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
Вернее, его злоключения отойдут на второй план ^,,^"

URL
2012-07-25 в 21:06 

F-22
Я логово добродетели, рассадник морали и исчадие благочестия. (с)
:tasm:

     

главная