No rest for the wicked

20:33 

*рукалицо*

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
что я уяснил:
- нельзя так долго возиться с фиками.
- я не умею писать военные события от слова "совсем"
ля фу =//
и, да - про Шаттеред Хилл я не забыл XD

В - значит война
поколение: SG он же Шаттеред-Хиллс
рейтинг-жанр: дженовый экшн
персонажи: автобото-десептиконы в ассортименте =/ но вообще там больше всего Бластера и Роадбастера =/ про них только и стоит читать, чес-слово =//
саммари: йопаная хрень =/ тащем-то, заговоры. и военные операции. и заговоры, и фарс-мажрные обстоятельства, и прочее =_="
на самом деле - это все лютейший фейл, и лежит тут просто потому, что если я не выложу, Морген меня съест О_О


Растянутая на весь широкий голоэкран схема Воса была перечеркнута многочисленными линиями, испещрена знаками и отметками. Старскрим всматривался в эту перепутанную, мерцающую паутину на экране, но в его памяти вставали образы настоящего, не голографического, Воса. Города, который он любил. Города, который мог быть уничтожен в начале войны, но выстоял, смог защитить себя… и сейчас вновь находился на краю гибели.
Услышав свое имя, джет обернулся, вопросительно глядя на остальных десептиконов. Потом, догадавшись, чего все от него ждут, качнул головой.
- Нет. Я не изменил своего решения. Я - против.
- Старскрим… - лидер десептиконов смотрел на него внимательно, спокойно. - Пойми, это может дать нам шанс. Действительный шанс.
- А если это ловушка? Да, что я - "если"… Это и есть ловушка. Неужели вы не понимаете? Как можно довериться автоботам, как можно поверить… - Старскрим осознал, что почти кричит, и резко оборвал себя.
- Это… это глупо, - проговорил он после короткой паузы.
- У меня есть данные, позволяющие считать, что полученной информации можно довериться, - качнул шлемом Саундвейв. - Это действительно наш шанс, понимаешь?
Оптика кассетника сверкнула; "конечно" - думал джет - "он все проверил, он цепляется за каждый шанс расквитаться с автоботами, как и всем мы, но…"
- Я не одобряю этого, - повторил он. - Даже несмотря на твои проверки, Саундвейв. Почему ты так уверен, что твой шпион не играет на две стороны?
В командном отсеке повисла тяжелая, неприятная пауза. Молчащий до этого Шоквейв шумно провентилировав системы, промолчал.
Мегатрон поднялся.
- На два слова, Старскрим, - он протянул вперед ладонь, глядя на своего заместителя спокойно и самую, самую незаметную каплю - грустно.
Дернув элеронами на широких крыльях, десептикон обошел стол и направился вслед за лидером в дальний угол просторного зала: там, за широким проемом в стене, закрытым плотным слоем стеклопласта, виднелись технические уровни базы.
- Я все знаю, - проговорил джет, не дав Мегатрону даже начать. - Не переубеждай.
Ему на плечи легли тяжелые, массивные ладони.
- Старскрим. У нас ни у кого нет уверенности - ни в данных, ни в том, будем ли мы завтра в онлайне, или нет. Но мы должны рисковать. Ради… ради, хотя бы, осознания, что все это - не зря.
Лидер десептиконов вгляделся в лицевую пластину джета.
- Я хочу, чтобы ты был уверен во мне. Я хочу быть уверенным в тебе. Ради нашей победы.
Мегатрон сжал пальцы на чужих плечах чуть сильней.
- Прошу тебя.
Помедлив, Старскрим кивнул - медленно, словно все еще сомневаясь.
- Я… все равно считаю этот план неудачным. Слишом - слишком! - опасным.
- Но ты с нами?
Пауза. Тяжелая, кажущаяся слишком долгой…
- Да.

***

- Ржа! – Дрифт едва успел отпрыгнуть в сторону, когда на то место, где мгновение назад стоял автобот, рухнули остатки прогоревшей строительной конструкции. Выругавшись, он отскочил еще на несколько шагов назад, вскинул голову, мгновенно понимая – путь наверх закрыт: там тоже полыхало пламя, безжалостно пожирая перекрытия, переходы, лестницы…
Поморщившись, экс-десептикон закрепил бластеры на бедрах, и, слегка пригнувшись, нырнул в темный провал технического туннеля – огромная станция, теперь переделанная в склад – в почти уже уничтоженный склад – была прорезана десятками длинных, петляющих туннелей, по которым можно было выбраться наружу.
Дрифт не был уверен в том, что этот туннель выведет его на поверхность, но – шлаковы шестеренки! – сейчас он не был уверен ни в чем.
Внешние датчики уловили повышение температуры – там, за спиной, в машинном зале, в котором пламя, наверное, уже поглощало корпуса дизактивированных десептиконов, которых Дрифт оставил за собой. Хмыкнув, он замер на мгновение, попытавшись активировать передатчик – но канал был забит помехами, и сквозь них не мог пробиться ни один сигнал.
Вновь выругавшись, бывший ‘кон поспешил дальше по извилистому, узкому туннелю – он был явно предназначен не для частых перемещений, а то и дело оказывался перегорожен каким-то инженерными конструкциями. Но Дрифт, зло стиснув дентопластины, пробирался вперед, оставляя на заграждениях остатки своей краски или – превращая их в ничего парой выстрелов из бластера.
За его спиной слышался приглушенный шум – пожар, рушащиеся перекрытия, и экс-десептикон ускорял шаг, стараясь как можно быстрый выбраться с центральной восской металлоперерабатывающей станции. Которая скоро перестала бы существовать.

Дрифт едва успел выбраться на поверхность – туннель вывел его куда-то к еще не тронутым сражением районам. Хмыкнув, он огляделся – настороженно, переведя все датчики в максимально чувствительный режим.
С двух сторон его зажимали темные громады каких-то технических зданий, еще выше виднелась широкая полоса транспортной магистрали.
Тишина вокруг была… непривычной.
Автобот еще раз щелкнул передатчиком, но тот, даже, несмотря на то, что над головой Дрифта темнело открытое небо, и ничего, казалось бы, не может помешать связи, экс-десептикон слышал лишь треск помех.
Помедлив, экс-десептикон снял бластеры с крепежей, решив, что сейчас они будут куда лучше, чем мечи, и осторожно, вслушиваясь в слишком… подозрительную тишину вокруг, двинулся вперед, вдоль стены не то какого-то склада, не то станции.
Судя по карте города, выведенной сейчас перед оптикой, он действительно оказался слишком далеко от тех мест, где сейчас велись бои.
«Оно и к лучшему» - хмыкнул про себя Дрифт, прекрасно понимая, что творится сейчас в тех районах, которые Оптимус поставил целью захватить… и там, где они встретили неожиданно сильное сопротивление, причем такое, словно десептиконам и воссцам были известны все планы фиолетового знака…

***

Записи из личного архива Шоквейва.
«В какой-то момент я был готов присоединиться к Старскриму в своих сомнениях о том, что наш план провалится – мы ставили слишком многое на случайности и удачу.
Но, глядя на Мегатрона, я поверил в то, что это действительно наш шанс – шанс, дающий, если не победу, то шанс приблизиться к ней.
Да, это был безумный план. Опасный – для нас всех. Но, все же, говоря о надежде, говоря о том, что мы должны не сдаваться, лидер был прав.
И, несмотря на все логические доводы о том, что мне стоит быть против, я решил поверить Мегатрону.
Как, впрочем, и всегда…
И не могу сказать, что за все те ворны, что я следовал за ним, он дал мне хоть один повод усомниться в себе.
Так было и в этот раз»

***

Вос горел. Несколько целенаправленных взрывов разрушили основные транспортные магистрали – огромные эстакады обрушились вниз, погребя под собой те здания, что стояли под ними.
Небо над городом потемнело, и отливало сейчас багрово-черным, и то и дело там вспыхивали яркие пятна выстрелов – бои велись не только на поверхности, но и в воздухе.
“Родимус» - передатчик сикера выдал порцию помех, однако голос другого автобота был различим – с трудом, но все же. – «Все идет, как мы и рассчитывали. Прайм сейчас вместе с небольшим отрядом находится возле Центральной башни. Десептиконы уже там»
«Тебя не заметили?»
Мираж коротко хохотнул, и помехи превратили его голос в скрежет.
«Конечно, нет. Этот канал ведь закрыт?»
«Ты смеешься надо мной? Или над своим будущим оффлайном?»
Автобот, спешно что-то пробормотав, отключился, а Родимус беззвучно усмехнулся. Ему не составило труда убедить Бластера – еще давно, настолько давно, что факт этого разговора уже невозможно доказать, сделать кое что для него… за специальную оплату, конечно же. И теперь та, давняя сделка, сейчас, наконец, оправдывала себя…
Родимус молча кивнул РедАлерту, и тот, вскинув оружие, быстрым шагом направился к выходу из укрытия – полуразрушенного центра связи, то и дело оглядываясь, вскидываясь на любой шум.
Передатчик тихо пискнул еще раз, и теперь сквозь помехи прорвался голос Голдбага.
«Что у тебя?» - командир сикеров сейчас был в другом районе города, с несколькими автоботами пытаясь захватить одну из целей – один из восских энергонных складов.
«Центр связи захвачен» - Родимус с усмешкой уложил тяжелое ружье на плечо, обернулся, разглядывая несколько сильно искореженных корпусов – четверо кибертронцев, без инсигний – восские жители, ввязавшиеся в войну… и поплатившиеся своим онлайном за это.
«Отлично. Направляйся к Прайму. Встретимся там. Конец связи»
Сикер отключил передатчик, а потом громко, коротко расхохотался - смех отразился от темных, опаленных выстрелами, стен, замер где-то в углу просторного зала.
- Конечно, Голдбаг, конечно.
- Все чисто, - в проеме выбитой двери появился РедАлерт - напряженный, с ярко мерцающей оптикой. - Можем идти, сэр.
- Мы никуда не идем.
- Ч-что? Но... - автобот осекся под быстрым взглядом алой оптики, отступил на шаг назад и поспешно закивал. - Конечно.

- Ты. И ты, - Айронхайд по очереди указал на Санстрикера и Тракса. - Со мной. Живо.
Штурмовики, переглянувшись, дружно ухмыльнулись.
Центральная башня Воса была не только символом города - серебристо-стальной шпиль возносился на многие десятки ярусов вверх, но в основании своем хранила еще и огромный энергарий. Еще до войны многие говорили, что такая башня не несет никакого смысла, что энергохранилища стоит размещать в других, куда более защищенных, местах.
Но для тех, кто жил в Восе на протяжении всего своего онлайна, Центральная Башня была символом прежде всего - символом стремлений к небу, символом остроты крыльев джетов, символом свободы...
- Займите нижние уровни, - Прайм перевел оптику на небольшой голографический план Башни, проецирующийся над его запястьем. - Мы ударим позже. Выполнять, Айронхайд.
Оружейник кивнул, но, не сделав и шага, посмотрел на черно-фиолетового трансформера.
- Прайм. Ты уверен?
Из-за цельной маски донеся короткий смешок.
- Сомневаешься?
Автобот качнул шлемом, чувствуя внимательные, недоумевающие взгляды Санстрикера и Тракса - эти двое, горячие процессоры, стояли, ощерившись оружием, готовые по первому же приказу броситься в бой.
Но оружейник все еще смотрел на Прайма, не опуская оптику. Он служил слишком долго - и слишком хорошо, и имел на это право: сомневаться.
- Насколько был хорош наш отвлекающий маневр?
- Он был идеален. Тебе достаточно этого, Айронхайд?
От укрытия автоботов до Центральной Восской башни было две сотни кликов бегом - марш-бросок должен был быть почти мгновенным. Отряд Прайма один из уровней какой-то жилой башни; когда-то она была шумной, яркой, заполненной кибертронцами - огромный квартал, тянущийся вверх, к холодному небу, став теперь темной, тихой, зияющей следами свежих взрывов. К главной цели отсюда вело несколько мощных транспортных эстакад; их проверил еще несколько циклов назад Мираж - детонаторов там не было, никто не подозревал, что на, бесполезную по сути, башню - лишь символ, лишь небольшие запасы энергона - будет совершенно нападение. Но Прайм точно знал, что является его основной целью...
Помедлив, оружейник кивнул.
- Достаточно, - коротко отсалютовав бластером, он развернулся и кивнул двум ожидающим его автоботам. - Вперед.

Роадбастер вскинул тяжелую винтовку, перевел настройки оптики на максимум. Рядом завозился, что-то приглушенно пробормотав, связист фиолетового знака - Бластер сидел на коленях перед переносной установкой, подключившись к ней через запястные порты и через несколько подчелюстных разъемов.
- Что? - переспросил штурмовик.
- ... зачем ты пошел?
Огромный автобот коротко хмыкнул.
- Тебя прикрыть.
- А-а-а... - протянул кассетник, притушив оптику; сейчас его систем, уровень за уровнем, переходила на другой режим функционирования, и связист постепенно пропадал из реального мира.
- Ты уверен в том, что это безопасно?
- Много вопросов.
- Отвечай.
- Не-е-ет... - Бластер слегка пошевелился, скрипнул коленными серво. - Быть уверенным с Уиллджеком?
Еще один низкий смешок.
Двое автоботов прятались на вершине одной из жилых башен - она была не слишком высокая, но шпиль, венчавший ее, имел на самой вершине крохотную площадку, на которой ржавели остатки какого-то безискрового транспорта. Его не то подбили здесь, не то бросили случайно, но это не имело никакого значения сейчас.
Отсюда было видно большую часть Воса, сейчас испещренную вспышками пожаров и взрывов. Неподалеку вздымался к темному небу острый шпиль Центральной Башни.
- Все равно-о не понимаю... - послышалось сдавленное бормотание, и Роадбастер опустил взгляд на связиста, прятавшегося в тени ржавого крыла.
- Если тебя засекут, то кто тебя прикроет?
- По-десептико-о-онски...
Роадбастер качнул шлемом. Даже его слабые обонятельные фильтры угадывали в воздухе - здесь, на высоте, на продуваемой ветрами прощадке, сильный запах химических присадок в энергоне в системах кассетника.
Бластер металлически, безэмоционально, хихикнул.
Последняя разработка Уиллджека и, что делало ее еще более опасней, Персептора, была, по сути, обычным глушителем электромагнитных сигналов - Роадбастер не понял ни шарка из путанных объяснений связиста, уловив лишь главное: с помощью этой установки Бластер мог скрыть отряды автоботов от того, чтобы их засекли десептиконы.
- Надеюсь, ты не спалишь себе процессор.
- Забо-о-отливый...
Огромный автобот молча вскинул винтовку и замер, слившись - по цвету брони, с грудой ржавого металла, служившей отличным укрытием. По крайней мере до того момента, когда противник действительно не будет знать, что на крохотной площадке кто-то есть.
Бластер, наконец, замолчал - алая оптика потуснела, и автобот застыл на месте, положив ладони на сенсорную панель установки. Штурмовик, возвышавшийся над ним, тоже молчал, вглядываясь в потемневший, закопченный, заполненный шумом взрывов и перестрелок, Вос.

- Шлак. Шла-ак, - Саундвейв резко опустил оружие. К нему в мгновение обернулись.
- Что? - оптика Мегатрона вспыхнула - встревоженно. Глава службы безопасности не был тем, в чьем голосе часто можно было услышать такую расстерянность.
Но кассетник лишь отмахнулся и, не обращая внимания на удивленные взгляды десептиконов, убрал бластер в крепежи.
- Автоботы, - коротко пояснил он командиру. - Я чувствую очень сильные помехи... перекрывающие мне возможность следить за ними.
Мегатрон поймал взгляд заместителя, но лишь качнул шлемом. В его процессоре сейчас просчитывались десятки возможных вариантов действия дальше, в зависимости от множества возможных мелочей.
Повисло молчание, нарушаемое лишь напряженным шумом десятка вентиляционных систем.
Те данные, полученные от кого-то из предателей-автоботов - или бывшие всего лишь ловушкой - оказались правдивыми. Прайм действительно ударил по нескольким точкам: металлоперерабатывающий завод, оружейные склады, энергонохранилище... и незаметным сейчас подошел к Центральной башне.
Кому-то бы показалось, что это бессмысленная атака, но Мегатрон стоял на своем: автоботам нельзя позволить захватить ее. И дело было даже не в энергонохранилище и не в символичности Башни, это понимали все.
Но лидер десептиконов молчал, как молчал и Старкскрим, нервно приподнимавший и опускавший элероны на крыльях сейчас: перед оптикой он снова и снова прокладывал возможные пути атаки, накладывая маршруты отрядов на схему Центральной башни.
Остальные десептиконы молчали, лишь Вортекс беспокойно поскрипывал винтами, перекидывая тяжелую винтовку за плеча на плечо.
- Я остаюсь здесь, - коротко проговорил Саундвейв, и в тишине было отчетливо слышно, как хрипит его вокалайзер, словно системы связиста сейчас испытывали слишком мощную нагрузку. - Один.
- Нет.
- Мегатрон, - в голосе кассетника, даже несмотря на помехи, слышалась улыбка. - Ты же знаешь, меня есть, кому защитить.
Френзи, стоящий рядом с Саундвейвом, вскинул ладонь к шлему; второй кассетник тем же нахальным жестом приподнял небольшой бластер.
- Вы знаете, чего мы стоим, - кассетиконы переглянулись на мгновение, а потом Рамбл продолжил. - Мы сумеем его защитить.

***

- Нет, нет, т-ты не сделаешь этого…
Роадбастер перевел взгляд на связиста, потом, помедлив, сделал шаг ближе, нависая над кассетником. Даже с высоты роста штурмовика было заметно, как трясет Бластера.
- Эй… ты что?
- Д-думаешь меня так лег… ко взять…? - автобот не слышал чужих слов - оптика была все так же притушена, и он явно находился вовсе где-то не на продуваемой ветрами площадке на вершине шпиля.
Роадбастер огляделся - вокруг не было видно никого из "летучек", ни своих, ни 'конов. Закинув винтовку за спину, штурмовик склонился над Бластером, недовольно заворчал, коснувшись темной брони на плече - та была горячей. Чужая охладительная система не справлялась с нагрузками.
Резко, пронзительно взвизгнул металл, когда кассетник сжал ладони в кулаки, оскалился.
- Н-не-ет… я л-лучше!
Замерев, согнувшись над меньшим автоботом, Роадбастер медлил, не зная, что ему делать…

- Ну, не знаю… - сине-красный кассетикон прошелся туда-сюда, меряя шагами небольшой зал, в котором их оставили остальные десептиконы. - Наверное, ничего не стоит делать… да?
Рамбл покачал головой. Он сидел на полу, рядом с Саундвейвом, подогнув под себя ноги и положив на колени небольшой бластер. Оптика серо-оранжевого маленького 'кона беспокойно мерцала.
- Ему больно.
- Чувствую, не дрон, - огрызнулся Френзи, замерев на месте и обернувшись к неподвижному кассетнику.
Саундвейв сидел в той же позе, что и Рамбл - вернее, кассетник сел также, крохотной копией рядом с массивным светлым корпусом. Визор связиста алого знака был притушен, и под броней мерно гудел движок - словно десептикон находился в перезагрузке.
Но его кассеты чувствовали, как напряженно ЭМ-поле 'кона, как раскаляются белые пластины брони, как начинает покалывать где-то внутри их собственных процессоров - странное, пугающее чувство…
- Может все-таки… - неуверенно произнес Френзи, осторожно подходя ближе, но замолчал, услышав в ответ предостерегающее шипение второго кассетника. И сел по другую сторону от Саундвейва, также подогнув ноги. И замолчал, сжимая и разжимая ладони на оружии.

Со стороны Роадбастер мог показаться неподвижной грудой железа – огромный автобот не шевелился, и лишь визор тускло поблескивал, выдавая то, что штурмовик еще находится в онлайне.
У его ног замер, съежившись в ком горячей брони, Бластер. Оптика связиста пылала, высвечиваясь ярко-алым, и сервоприводы слегка подрагивали – но кассетник оставался неподвижен, зацепившись взглядом за какую-то невидимую точку где-то за краем площадки.
Вдалеке громыхнуло; вспышка взрыва полыхнула в одной из огромных городских башен, и порыв горячего ветра донес даже до ненадежного убежища двух автоботов запах пожара и звуки выстрелов.
- Бластер.
Тишина. Кассетник сейчас находился где-то далеко, и Роадбастер – говоря от всей Искры – даже не хотел знать, что сейчас делает автобот, чем загружен его процессор, и отчего между пластин темной брони порой вспыхивают крохотные искры.
- Бластер, тут скоро может стать опасно по-настоящему, - штурмовик выделил последнее слово, и, протянув руку, слегка встряхнул кассетника за плечо.
Тот не реагировал с пол десятка кликов, а потом неожиданно сомкнул ладонь поверх чужих больших пальцев.
- Сти… му… лятор.
- Что?
- Д-дай!
Штурмовик понял, о чем говорят связист, но не пошевелился, слабо ощущая, как на его руке продолжает сжиматься ладонь Бластера – хотя тот явно напрягал серво изо всех сил.
- Спалишь процессор.
- Дай!
- Спалишь себе процессор, гайка.
Связист, наконец, пошевелился: резко вскинув голову, он зашипел, обнажив острые дентопластины. Роадбастер лишь качнул шлемом, но, после недолгой паузы, нашарил лежащий на темных плитах пола небольшой контейнер. Беззвучно щелкнули замки, и штурмовик, осторожно зажав между пальцев тонкую металлическую пластину, протянул ее связисту. Того колотило.
- По… моги.
Пять кликов спустя Роадбастер также осторожно вставил чип в запястный разъем – слегка оплавленный, часто использующийся. Кассетник, раздвинув губы в кривой ухмылке, защелкнул замки брони. И замер, вновь съежившись – и только Вектор Сигма мог знать, что сейчас происходит в процессоре связиста.

Рамбл вздрогнул, ощутив, как по белому корпусу кассетника пробежала сильная дрожь. По другую сторону от десептикона также неуютно завозился Френзи, вскинув бластер, но тут же опустив… Миниконы переглянулись.
- Чувствуешь? – тихо спросил Рамбл, придвигаясь ближе к Саундвейву, и ощущая теперь всем корпусом, как колотит
Второй миникон замерцал оптикой – встревожено, даже испуганно. В небольшом зале – не то бывшем складе, не то ангаре, где осталось трое ‘конов, было тихо – он находился не так далеко от внешних стен башни, то сюда все равно не проникали звуки творящегося вокруг хаоса.
И эти тишина давила на нейтросистему тяжелым прессом.
Вместо ответа Френзи вскинул голову к видневшемуся над головой потолку, словно хотел увидеть там причудливую вязь кибертронских глифов, в которых смог бы найти ответ на вопрос… что им делать.
Системы кассетника и его кассет были всегда связаны – не так, как переплетались соединенные Искры, иначе. Миниконы не чувствовали боли связиста, и тот – тоже, но по их нейросистеме сейчас растекалось тянущее, неприятное напряжение, и ни Френзи, ни Рамбл, не хотели представлять, что сейчас чувствует Саундвейв.
Они лишь ощущали, как напряжение становится все сильней, и в сервоприводах скапливается тупая, странная боль…
Сине-красный кассетник молча коснулся маленькой ладонью шлема, и Рамбл, кивнув, придвинулся вплотную к Саундвейву, прижимаясь к горячей белой броне связиста, притушил оптику.
Оба миникона чувствовали – не понимали, не могли сформулировать, но ощущали каждой схемой и деталью, как сейчас необходима связисту их помощь, как напряжен чужой процессор…
Френзи вздрогнул, когда осознал, что его система становится частью Чего-то. Чего-то, сейчас сражающегося где-то совсем не в ощутимой реальности… и не в реальности вовсе даже.

Это были звуки.
Это были волны.
Это были потоки данных.
Это были сигналы.
Это было, и не было одновременно, и потом, придя в себя, Саундвейв вряд ли мог описать то, что с ним происходило, когда он сцепился – намертво, понимая, что стоять придется до конца, со связистом автоботов.
Они были неравны по силам; и Саундвейв уже чувствовал, как ослабевает чужая сеть, как он постепенно прорывается сквозь нее, когда что-то произошло. Вспышка. Боль.
Ему показалось, что он сцепился теперь с тремя или четырьмя противниками – настолько мощным стал чужой напор, и так легко рвалась его собственная сеть, так быстро пропадали сигналы, так рассыпались в ничто данные.
Кажется, он падал… или тонул. Или исчезал; но рядом вспыхнули две крохотные Искры, выводя куда-то из путаницы цифровых сигналов в мир, который можно ощутить, который существует…
Саундвейв рухнул на усыпанный мусором пол, хрипло шелестя вентиляцией, пытаясь восстановить зрение – оптика сбоила, и десептикон то и дело проваливался в темноту, из которой тут же выныривал, чтобы увидеть сквозь помехи двух склонившихся над ним миниконов.
Они молчали, но связист ощущал их тревогу, резко бьющую по опаленной нейтросети, скручивающую Искру… или их Искры подрагивали сейчас от страха и непонимания?
«Все в порядке» - скорее подумал, нежели произнес Саундвейв, успев, перед тем, как провалиться в очередную волну темноты, заметить, как по лицевой пластине одного из миниконов бежит тонкая струйка энергона – откуда из-под шлема.
А потом оптика кассетника потемнела, и светлый корпус неподвижно растянулся на полу.

Роадбастер успел поймать дернувшегося связиста – тот распрямился, словно пружина, и штурмовик ярко представил, как темный корпус кассетника срывается с края маленькой площадки… и в следующее мгновение сомкнул тяжелые, огромные ладони на плечах Бластера.
- Стоять.
Тот замерцал оптикой на автобота, но Роадбастер понимал, что его вряд ли видят. И вряд ли связист осознавал, что происходит вокруг.
Легко оттащив кассетника от края площадки, штурмовик опустил его под прикрытие ржавого фюзеляжа транспортника и присел на корточки рядом, закинув тяжелую винтовку на плечо.
Все то время, что Бластер провел в забытье, Роадбастер пытался связаться с остальными автоботами – но связи не было, и помехи были настолько мощными, что штурмовик в итоге и вовсе отключил рацию, решив дождаться момента, когда кассетник придет в себя.
- Я… - послышался тихий хрип.
- Ты. Глупая жестянка.
- Победи-ил… - Бластер растянул губы в кривой ухмылке. – Я. Победил.
Огромный автобот ничего не ответил, но его визор тускло, нехорошо сверкнул – даже не будучи медиком, он видел, в каком критическом положении находится связист.
- Нужно уходить.
- Н-не… - кассетник сглотнул энергон, внезапно пошедший горлом, - п-пойду. Я. Победил. Саундвейва!
- И чуть не спалил себе процессор. Или спалил. Нужно уходить отсюда.
- Не-е… - протянул Бластер, переворачиваясь на спину и глядя снизу вверх на штурмовика. – Т-там…
Его оптика внезапно ярко вспыхнула, и связист ухватился ладонями за огромную руку автобота.
- Я вижу, знаешь? Слышу. Все. Совсем все. Рассказать тебе, что сейчас делает Прайм, а? Айронхайд. Все-е… Я все слышу.
- Бластер.
- Я не замолчу! – оскалился связист. – Н-не пытайся. Да. Слушай.
Роадбастер попытался расцепить ладони кассетника, но тот сжал пальцы намертво. В улыбке Бластера чувствовалось что-то оффлайновое, жуткое. Безумное.

… - Шлак! – Санстрикер успел отпрыгнуть под прикрытие массивной колонны, и выстрел распорол воздух в том месте, где еще мгновение назад стоял автобот. – Айронхайд, их слишком много!
- Заткнись и стреляй.
Где-то в стороне хохотнул, коротко и надтреснуто, Тракс, а потом Санстрикер краем оптики заметил, как тот вскидывает что-то тяжело, громоздкое себе на плечо.
В следующий момент полыхнуло, и огромный, полутемный ангар озарился яркой вспышкой, и мгновение спустя раздался взрыв, выбивший на пару кликов аудиосистемы.
- Ха! – Тракс, отбросив ставшую бесполезной ракетницу, выскочил из-за своего укрытия… чтобы тут же быть отброшенным назад выстрелом, разнесшим на осколки пол у него под ногами.
Ангар затянуло темным, едким дымом…

- Мы все проиграем, - хихикнул Бластер, приподнимаясь на локте. – Про-иг-ра-ем. Слышишь, а?
Кассетник резко повернул голову в сторону, вглядываясь куда-то, вслушиваясь. Роадбастер качнул шлемом.
- Нет. Ничего. Уходим отсюда.
Он мог бы взять в охапку связиста, и спуститься вниз с этой шарковой площадки, подальше от открытого пространства. Для любого сикера они сейчас – отличная мишень, и только какая-то случайность была повинна в том, что их еще не засекли. Но если Бластер начнет отбиваться, то сумеет ли удержать его штурмовик – вместе с оружием и техникой…?
- И П-прайм… - забормотал под ладонями огромного автобота кассетник. – Прайм ни о чем не знает!
Узкий визор Роадбастера нехорошо вспыхнул.
- Не знает о чем?
Бластер снова хихикнул.

- Прайм! Там... ! - вокалайзер подбежавшего автобота сорвался на постыдный хрип, и Хаунд поспешно перезапустил его, замерев под пристальным, яростным взглядом алой оптики лидера.
- Я знаю, - коротко, тяжело уронил Прайм. В его процессоре сейчас выстраивались многочисленные сложные комбинации: атака, отступление, контр-атака, обманные маневры - и тут же, цепочки размышлений о том, кто мог предать.
Темно-зеленый разведчик отступил на шаг назад, вжался в стену, и испуганно провентилировал системы - Оптимус продолжал на него смотреть, и Хаунду на клик показалось, что сейчас его, вестника-неудачника, оставят на грязных плитах пора сереющим дезактивированным корпусом.
«Айронхайд, что у вас? Потери?»
«Нет, Прайм. Но десептиконы...»
«Знали. Отступаем.»
«Прайм!»
Алая оптика яростно полыхнула, и хотевший что-то сказать Джазз отшатнулся в сторону. Отряд автоботов замолчал - как по команде; тишину нарушали лишь далекие выстрелы и напряженный шум вентиляции множества корпусов.
Они уже потеряли двоих - когда развалины, казавшиеся заброшенными, пустыми, заполнились десептиконами... которых там не должно было быть.
- Отступаем, - уже вслух повторил Прайм.

- Мы проиграли. Знаешь, знаешь?
Роадбастер почти не чувствовал веса связиста - тот болтался сзади, с трудом сомкнув руки вокруг широкой шеи штурмовика; на запястьях кассетника тускло мерцали силовые наручники. По крайней мере, так огромный автобот был убежден - Бластер не упадет.
Он решил убираться с крыши, когда заметил вдалеке острые силуэты десептиконских джетов; рисковать не хотелось.
И сейчас Роадбастер с удивительной для его размеров осторожностью спускался вниз - по хрупкому от времени шпилю, ощущая под ладонями ненадежность металла.
За спиной хихикал, прижимаясь горячей броней к чужой спине, Бластер.
- А потом начнется самое страшное... - шепнул связист, дернув скованными руками. - П-прайм... недоволен, да?
- Тебе лучше знать, - пробормотал Роадбастер, спрыгивая, наконец, на нижнюю площадку, откуда внутрь башни вел широкий пролом... которого еще несколько циклов назад не было; но целостность стен и потолка никогда не останавливали штурмовика.
Захрипел, прорываясь сквозь помехи, передатчик на широком запястье автобота.
- Да?
- Мы отступаем, - проскрежетал голос, в хозяине которого Роадбастера с трудом узнал Айронхайда. - Выбираетесь сами. У нас нет времени вас прикрывать. Отбой.
- Нас кинули? - металически хихикнул кассетник, ерзая ногами по толстым броневым пластинам второго автобота. - Я зна-ал...
- Не дергайся, - коротко скомандовал штурмовик, проверяя заряд огромного ружья. Ценная аппаратура осталась там, наверху, грудой оплавленного металла - но все это не было делом Роадбастера.
Его дело - выбраться из Воса, сохранив свой онлайн. И онлайн безпроцесcорно хохочущего на спиной связиста.
Все остальное - не важно.

Дрифту казалось, что запах гари - едкий, жгучий, впитался даже в металл брони. Экс-десептикон успел за последние полтора цикла столкнуться с отрядом нейтралов-воссцев, и сейчас, замерев в тени длинного и узкого проулка, поспешно проводил калибровку система. Ладони пахли чужим энергоном - он оставил после себе нескольких тяжело поврежденных или даже убитых мехов; при мысли об этом Дрифт ухмыльнулся, но тут же поморщился, когда спасительную тишину его укрытия разорвал скрежет коммуникатора.
- Координаты.
Голос Голдбага звучал требовательно, жестко.
- Шарки знают, - огрызнулся бывший ‘кон. - Тут все сбоит. Не знаю, где я.
После короткой паузы командир сикеров усмехнулся - и Дрифту это не понравилось.
- Выберешься сам в таком случае.
Автобот зашипел.
- Какого...?
- Мы отступаем, - голос Голдбага прервался помехами. - Выберешься - молодец. Нет - никто искать не будет. Блерр с тобой?
Откуда я знаю, где эта ржавая жестянка, - зло прошипел Дрифт, прислонившись плечом к стене, и пытаясь, вслушиваясь в скрежет в коммуникатора, хотя бы примерно определить свое местоположение. Но навигационная система сбоила, выдавала ошибку за ошибкой. - Не мое это дело.
- Твое, - спокойно возразил сикер. - Без него можешь на базу не возвращаться.
Он отключился, не слыша яростного ответа экс-десептикона. Тот с ненавистью посмотрел на замолчавший коммуникатор, потом, потянувшись к оружию, несколько долгих кликов вслушивался в отдаленные выстрелы.
Где искать гонщика, Дрифт не знал.
Шлак, он даже не обязан был искать этого шаркова выхлопа, но прекрасно понимал: Голдбаг говорил правду.
Скрипнув дентопластинам, бывший ‘кон попытался - без особой надежды - связаться по командному каналу связи с сикером, но тот молчал. В оффлайне? В плену? Дрифт вскинул голову вверх, вглядываясь на долгие несколько кликов в темно-багровое небо, видневшееся в узкой прорези между нависающими над ним башнями. Поморщился, отключив воздушные анализаторы - запах гари стал слишком сильным.
И, вскинув бластеры, крадучись направился вдоль стены проулка, вслушиваясь в каждый шорох, настроив оптику на максимальную чувствительность.
Голдбаг хочет получить Блерра? Что ж - Дрифт его притащит на базу, даже если сикер уже давно стал безжизненным корпусом.

@музыка: two steps from hell – jump!

@темы: складываем слова, Санта-Стеколье, Shattered Glass

URL
Комментарии
2012-06-09 в 21:34 

чай с мухомором
крайний джедай слева
Вай, зачэм рукалицо? Всё отлично! только местами вычитать надо, но это мелочи, главное - экшен! :bud:

2012-06-09 в 21:42 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
самолёт-лопата, авааа! ну изначально я просто хотел куда более.. ээ... насыщенный текст сделать =/ но в итоге запутался, кто куда бежит, кто где воет и что происходит Т_Т
где? Т_Т косяков много вообще?( я просто его уже видеть не могу XD но зато дальше там будет прон, ке-ке-ке :3

URL
2012-06-09 в 21:49 

чай с мухомором
крайний джедай слева
клей Момент, можно предварительно нарисовать план боевых действий ) Хотя, мне показалось вполне понятно, по крайней мере то, где отряды находятся относительно друг-друга. Не считая потерявшихся )
Не много, но встречаются: "За его слышался приглушенный шум", например. Ещё что-то попадалось, но я потеряла где :С

2012-06-09 в 22:16 

F-22
Я логово добродетели, рассадник морали и исчадие благочестия. (с)
Да тут и так экшный экшн) Путаницы вроде никакой нет, всё ништяк. :vo:

2012-06-09 в 22:22 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
самолёт-лопата, я пытался :nerve: еще больше в итоге запутался) ну зато в ближайшее время таких побоищ больше не планируется, и опять пойдут интриги-разборки... аввв, но я рад, что оно понятно *O*
мя( надо на свежую головц перечитать будет т.т

F-22, его должно было быть больше, чтобы прямо... БДЫЩ! :3
*довольно пурчит*
просто я реально слишком долго ковырял этот текст, ай-яй =//

URL
2012-06-17 в 22:37 

Пушист Ая
Хирург! Ампутируя, помни - каждый третий ребенок в мире голодает!
Все прекрасно, если и были несостыковки, кора их благополучно слила :) Подкорка точно в восхищении))

2012-06-18 в 09:44 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
Пушист Ая, ававвввв *___* но все равно смазано вышло чутка =//

URL
2012-06-18 в 11:24 

Пушист Ая
Хирург! Ампутируя, помни - каждый третий ребенок в мире голодает!
Нет, все четко - нет недосказанностей, все сцены завершены!

2012-06-18 в 11:57 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
"Нам нужно больше золота" там должно было быть больше раскрытия интриги =\\

URL
     

главная