No rest for the wicked

01:38 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
я не виноват. мне пришлось это делать, потому что иначе мне бы не нарисовали ававщщщсс прон хахахааа! *___* он такой авввв
по реквесту Моргена, фиг ли :3 вините во всем его.

Точка доступа не спрашивайте, что за идиотское название
поколение: Shattered Glass aka наше санта-стеколье
персонажи: Роадбастер/Бластер это все Морген виноват!!11
рейтинг: R. а еще там нет проводов, бгг. осваиваю новые способы связи, фиг ли)
саммари: а-аа... не будет его, но сюжетно оно связанно с предыдущей травой.

- Нет, ну действительно, с чего он отказывается? Думает, у меня хуже, чем у Родимуса в отряде? Вот глупая гаечка, не знает, от чего отказывается... - низкий, тяжелый голос Роадбастера будто бы прошивал звуковыми волнами корпус до самого экзоскелета, отдавался дрожью под броней. Бластер замер, глядя на сидящего напротив него автобота - перед линзами шли причудливые помехи, отчего корпус собеседника расцвечивался переливающимися пятнами.
- М-мм. Глупый, да... - невнятно согласился кассетник, покачивая между ладоней небольшой энергонный куб - воздушные фильтры улавливали резкий, сильный запах присадок. Сверв знал свое дело. Связист слегка повернул шлем, покосившись на хозяина бара, видневшегося за стойкой - сейчас в «Турболисе» было непривычно пусто - двое автоботов были единственными в зале. Даже свет сейчас был ровный, пусть и приглушенный, но без срывающего процессор мигания, как бывало обычно.
- По крайней мере, - гудел дальше огромный автобот, - моим работникам не грозит опасность отправиться в оффлайн, если Прайм будет ими не доволен. И чего Блерр отказывается? Нет, ну ты видел, что он в те циклы творил на стойке, а? За такое бы клиенты сотни кредитов платили…
Кассетник молча кивнул, сделал еще глоток, ощущая, как по тонким шлангам внутри корпуса будто бы прокатывается волна кислоты - каждый крохотный температурный датчики в топливных магистралях обжигало, и Бластер заметил, что его руки, сжимающие энергонный куб, подрагивают.
- Его бы к платформе магнитными цепями приковать и не отпускать, шарки меня дери. Вот увидишь, я его переманю к себе - не знаю, правда, как еще.
«Зачем тебе этот глупый гонщик?» - беззвучно спросил Бластер - мысленно, рассеянно слизывая глоссой вязкие капли энергона с губ.
- Едва ли можно перекупить его у Голдбага; ну, да ты сам знаешь, что там за отношения. Не-ет, мне нужно, чтобы Блерр сам ко мне пришел.
Голос Роадбастера гулко разносился по залу; изредка на двух мехов, сидевших за массивным - чтобы огромный автобот в темно-синей броне мог спокойно разместиться за ним - поглядывал Сверв, но потом невозмутимо опускал оптику в какой-то датаад, лежащий на стойке.
- Я лучше, - негромко заметил связист, внимательно глядя на Роадбастера. Тот кивнул, но небрежно, словно не придав словам кассетника внимания.
- Да, лучше, лучше. Но - Бластер, ты только представь, какой он популярностью будет пользоваться. Сикер Прайма, м-мм...?
Автобот в серо-голубой броне, недовольно сверкнув оптикой, опрокинул в себя остатки энергона из небольшого губа. Замер, переживая короткие клики полной дезориентации, когда мир полностью расплылся перед оптикой, будто был создан из топлива… а потом снова собрался, такой же, какой и был, лишь поддернувшись дрожащей сеткой помех.
- Хотя, я тут подумал, лучше даже не к платформе, а к шесту приковать наручниками - пусть вертится там циклы напролет, у него хорошо получается, - Роадбастер хохотнул, глухо, низко и потянулся к своему кубу, оснащенному дозатором - он подключался к специальным разъемам на глухой маске автобота.
«Я - лучше» - повторил, уже беззвучно, Бластер, кивая на слова старого приятеля: они вместе служили в исследовательском корпусе на дальних рубежах; были теми, кто сопровождал группы ученых в разведывательных полетах, и вдвоем проливали энергон в сотнях звездных единиц’ от Кибертрона. Когда-то Бластер прикрывал тяжелому штурмовику спину, и между ними до сих пор сохранилось колкое, странное доверие - почти невозможная среди автоботов вещь.
Кассетник оперся локтями о край массивной столешницы, чуть притушив оптику, но взамен активируя тонко настроенные передатчики связи... Мир вокруг потускнел, но зато фигуры Роадбастера и видневшегося за его спиной Сверва налились густыми, яркими красками - теперь Бластер видел точки приема и трансляции сигналов, ощущал ровные колебания чужих систем. Будоражащее, сводящее процессор с ровного режима работы, ощущение...
- Я тут на клик подумал; а что было бы, смани я еще и Дрифта? Нет, ты не подумай...
Голос Роадбастера распался на слова и звуковые волны, и если первые стали едва различимы, то колебания звука Бластер сейчас впитывал всем корпусом, ощущая, как его корпус дрожит от них - хотя на самом деле связист оставался недвижим, лишь изредка кивая в такт чужим словам.
Огромный темно-синий автобот - яркое пятно света, был совсем рядом, хотя на самом деле его и кассетника разделял широкий стол. Но...
Для Бластера это ничего не значило; он чувствовал малейшие колебания чужого корпуса, и подстраивался под них, ощущая, как постепенно выходит на тонкую линию, когда может дотянуться до чужой системы... и его не заметят.
- Это было бы... будоражаще, - закончил какую-то мысль Роадбастер, втянув через дозатор большой глоток энергона; его системы отреагировали на вброс топлива, нейросистема вспыхнула импульсами - а Бластер захлебнулся горячим воздухом, почувствовав, как подключается - едва-едва, по тончайшим нитям связи, к чужой системе.
Роадбастер ничего не заметил, лишь покосился на зашумевшего вентиляцией собеседника, но тот - почти неосознанно - помотал шлемом.
Он вряд ли мог описать, как это - когда мира вокруг нет, и все заменено ощущениями, сигналами, волнами, которые не ощущаются оптикой или аудиодатчиками, но идут бесконечным потоком данных в процессоре, отдаваясь слабым покалыванием нейросистемы.
Оперевшись ладонью о столешницу, Бластер с трудом поднялся - гироскопы, кажется, сбоили, но кассетник каким-то неведомым чудом оказался рядом с огромным автоботом, приваливаясь к темно-синей броне - и наконец обратив на себя внимания Роадбастера. Тяжелая ладонь легла кассетнику на спину, и узкий красный визор вспыхнул - в недоумении.
- По-моему, тебе пора заканчивать с присадками.
Чужая броня под рукой Роадбастера казалась слишком горячим. Бластер ощущал, как его процессор диагностирует частые мелкие сбои - слишком много сверхзаряженного, насыщенного присадками топлива было в системе. И одновременно с этим каждый сбой воспринимался нейродатчиками, как слабейший импульс удовольствия.
- Не-ет... - протянул кассетник, и его вокалайзер тут же зашелся помехами, когда перегруженный процессор отыскал новые точки связи в чужой системе.
Роадбастер замер, чуть сильней надавив на спину связисту - и то в ответ прижался к массивному автоботу, уже не скрываясь в своих попытках обойти чужие системные щиты.
- Что ты делаешь? - голос штурмовика звучал спокойно, но Бластер чувствовал, как учащаются колебания внутри темно-синего корпуса - сейчас кассетник ощущал даже малейшую дрожь, любое изменение частоты, любое изменение сигнала.
- Доказываю, - серо-голубой автобот наконец вскинул голову, встретившись взглядом с Роадбастером, потянулся, оказываясь на его коленях, кладя ладони на чужую броню. - Что я...
Это можно было бы - думал потом кассетник - сравнить со сцепкой тончайших кабелей с крохотными портами, когда соединение настолько невесомое, что почти не ощущается... но когда портов и кабелей много, то две системы оказываются сцеплены так крепко, что разорвать соединение очень сложно.
- Лучше, - закончил фразу, наконец, кассетник, прижимаясь к огромному автоботу и окончательно дезактивируя оптику, чувствуя, как ладонь Роадбастера вжимает его в темно-синий корпус сильней.
- Да? - негромко усмехнулись сверху... открывая, один за другим, входы доступа, позволяя связи протянуться по всей системе. - Доказывай.
Клик спустя Бластер вздрогнул, и на его спину легла вторая ладонь массивного автобота, удерживая серо-голубого меха на месте, вжимая в себя: Роадбастер не только открыл точки доступа к своей системе, но и активировал передачу данных - широким, непрерывным потоком, и эта передача заставляла связиста вздрагивать снова и снова.
Разные коды. Разные сигналы.
Кассетник чувствовал, как его собственные сигналы держат чужую систему в напряжении; от корпуса Роадбастера шла сильная, улавливаемая сейчас распаленным датчиками, вибрация - и связист улавливал ее каждым серво, каждым датчиком под броней - и настраивался на чужую частоту, ощущая, как увеличивается амплитуда колебаний.
Ладони штурмовика сжались на серо-голубой броне сильней; с вокалайзера Бластера сорвался тихий, смешанный с шипением помех, стон, тут же оборвавшийся, когда штурмовик вжал меньшего автобота лицевой пластиной в собственную броню, заглушая чужой голос...

Сверв вскинул оптику от датапада, когда экран того замерцал, пошел помехами... и в итоге погас, заполнившись сообщениями о критических нагрузках за клик до этого. Недовольно поморщившись, хозяин бара попытался активировать его снова, потом слегка постучал датападом по столешнице... и, размахнувшись, с силой швырнул им в сторону Роадбастера. Метко.
Огромный автобот вздрогнул, когда тонкая грань датапада врезалась ему в маску, замерцал тусклым визором...
И, тихо хмыкнув, слегка встряхнул замершего на его коленях Бластера.
- Доказательства приняты. Эй... Бластер?
Тот слабо пошевелился, выходя в онлайн и отрывая шлем от темно-синей брони, пытаясь справиться с помехами перед оптикой, откалибровать системы...
Роадбастер склонил голову, глядя на лежащий на полу датапад - было слышно, как за его плечом недовольно постукивает ладонью по стойке Сверв.
- Идем-ка от сюда, - штурмовик еще раз встряхнул серо-голубого автобота, где-то на периферии все еще ощущая легчайшие прикосновение не до конца разорванной связи.
- Я... - пробормотал кассетник, не спеша слезать с чужих колен.
- Ты.
- До... каза-ал?
Коротко хмыкнув, Роадбатер поднялся - вместе с Бластером, легко поддерживая связиста, повисшего через клик на чужой руке и замерцавшего - как показалось огромного автоботу - довольно оптикой.
- Доказал. Но к себе - не возьму.
- Шла-аак...
- Себе оставлю. Доволен?
Кассетник мотнул шлемом в молчаливом жесте согласия и окончательно обвис на руке штурмовика, успев широко ухмыльнуться хмурому Сверву, прежде чем снова уйти в пост-перезагрузочный оффлайн.

@темы: складываем слова, Санта-Стеколье, Shattered Glass

URL
Комментарии
2012-04-30 в 06:13 

SSC
Разгибаю скрепы
Windwave, *5 секунд кавая* ААААА я так на них фапал в прошлом фике *.*

Блин, какие клевые заразы =) Друзья ведь.
Тока Бластеру правда стоит завязывать с наркотиками

2012-04-30 в 09:03 

чай с мухомором
крайний джедай слева
Чувствую, Бластер-таки спалит себе процессор присадками. Если добрый-старый-друг не прикует к платформе с последующей принудительной очисткой систем )
Вот только спасибо он за это вряд ли скажет :tear:

2012-04-30 в 12:21 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
SSC, ФАПАЛ? XD ыыыы))) внезааааааааапно :3
вообще это, кажется, мой самый неудачный в плане судьбы текст XD переписывался два раза, ибо сначала навернулся ноут, а потом мне не понравилось, как выходит XD
угу -__- связист-"наркоман" =//

самолёт-лопата, а Роадбастер такой, он может, причем - не взирая на вопли, последующие обидки и прочее *O*
авввв...!

URL
2012-04-30 в 14:07 

SSC
Разгибаю скрепы
Windwave, ну они были такие охуенные - здароооовая дурища Роадбастер и липнущий к нему бластер... мимими *.*
Бедный текст -_- Знакомо -_-

Блин, а я бы почитал, как Роадбастер задумчиво смотрит на это уепище и так же задумчиво утаскивает в клинику имени себя, снимать ломку интерфейсом =0 может, и не красивее блерра, но в чем-то для него лучше *.*

2012-04-30 в 16:23 

Пушист Ая
Хирург! Ампутируя, помни - каждый третий ребенок в мире голодает!
И опять этот затемненный бар)
Супер... И момент, пока Бластер еще не палился ("...Мир вокруг потускнел, но зато фигуры Роадбастера и видневшегося за его спиной Сверва налились густыми, яркими красками - теперь Бластер видел точки приема и трансляции сигналов, ощущал ровные колебания чужих систем. Будоражащее, сводящее процессор с ровного режима работы, ощущение...") - очень похоже, как будто тот вначале просто мечтал. Так красиво)))

2012-04-30 в 21:47 

F-22
Я логово добродетели, рассадник морали и исчадие благочестия. (с)
Дооо, Бластера срочно пора лечить, а то пропадёт зазря такой симпатишный :alles:

     

главная