No rest for the wicked

00:14 

колосииииись, трава-ааа...

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
Уроки послушания
вселенная: Shattered Hills Grass
персонажи: форевер троеБлерр, Дрифт, Персептор, в эпизодах: Голдбаг и Смоукскрин (о.о)
рейтинг-жанр: джен, Pg-13
саммари: на шаттеред полях горят заросли конопли а Персептор выиграл очередной раунд игры, довел до конца интригу, и... внезапно вылезло новое действующее лицо =__=
предыдущие 0,5 серии, предыдущая серия)


Иногда Персептор спорил сам с собой; это было забавно - делать пари, в котором, так или иначе, окажешься победителем. А еще черно-белый автобот любил наблюдать за последствиями своих опытов, смотреть, как одно событие влечет за собой следующее, и как они сплетаются в странную, завораживающую сеть, чтобы в итоге прийти к запланированному результату.
В этот раз ученый проиграл сам себе, поставив четыре дека-цикла против трех.
Блерр выдержал четыре с половиной, оказавшись удивительно упрямым - Персептор позволил себе даже легкое удивление, так и не решив впрочем, приятное оно или нет.
Склонившись над терминалом, он в задумчивости расчерчивал графики роста кристаллов, размышляя о способах увеличения скорости, когда на панели вспыхнул индикатор запроса на вход в лабораторию. Не глядя на экран, автобот отдал команду открытия двери, а потом улыбнулся, узнав быстрые, с чуть сбившимся ритмом - отказывали серво в правой ноге - шаги.
- Ты что-то хотел, Блерр? - небрежно поинтересовался, не отвлекаясь от работы, ученый.
Шаги приблизились, и смутный силуэт сикера отразился в широком мониторе, а потом Персептора резко схватили за плечо, разворачивая к себе, встряхивая.
- Ты...! - прошипел гонщик, с силой сжимая пальцы на чужой броне. - Что ты со мной сделал?
- Отпусти, - скучающим голосом отозвался ученый. - Не хочу с тобой разговаривать сейчас. У меня работа.
Блерр замер; черно-белый автобот знал, что гонщик ожидал совсем другой реакции, и потому сейчас поспешно прокручивал в процессоре варианты действия, пытаясь понять, как вести себя. Подняв руку, Персептор аккуратно разжал чужие пальцы, с холодным удовольствием исследователя отметив легкое подрагивание ладоней - на механизмы посылались импульсы, рассчитанные на сильное напряжение... которого не было.
Тихо зарычав, сикер отступил на шаг назад, отпуская Персептора, но тут же сжал кулаки, явно готовый ударить ученого в любой момент.
- Я знаю, что это ты.
- Прости, не понимаю тебя, - с легкой улыбкой отозвался тот, разглядывая стоящего напротив меха и отмечая все новые и новые признаки неполадок в его системах.
- Как добрался до сюда?
- Что...? - Блерр недоуменно скривился, потом - спустя несколько мгновений - оскалился, поняв суть вопроса: по дороге на нижние ярусы пару раз начинала сбоить оптика. Он снова шагнул вперед, упираясь в вытянутую вперед руку Персептора. Тот улыбнулся чуть шире.
- Не стоит меня бить, когда я этого не хочу.
- А я тебя не хочу бить.
- Правда?
- Но убить - с радостью.
Оптика ученого тускло вспыхнула.
- Плохая идея, Блерр...
Ему не нужно было даже шевелиться; перед оптикой побежали строчки сложного программного кода, и Персептор изменил некоторые параметры, сдвинув несколько показателей на максимум, выставил таймер. И перевел взгляд на сикера - все заняло едва ли дольше десятой доли клика.
- Очень плохая идея, Блерр.
Ученый слегка царапнул пальцами синюю броню, а потом чуть дернулся в сторону, пытаясь увернуться от удара. Кулак сикера пришелся в плечо, и черно-белого автобота откинуло назад, на терминал. Звякнул, падая на пол, какой-то прибор, треснуло стекло экрана.
Губы Персептора раздвинулись в улыбке - холодной, злой... и гонщик замер, уже понимая, что пошел по неверному пути, и сейчас от черно-белого меха можно ожидать чего угодно. А в следующий момент Блерр рухнул на пол, с ужасом ощущая, как пропадает контроль над корпусом, как сбоят основные программы, и как он не может даже пошевелиться - и вслед за сервоприводами отказывают, один за другим, вокалайзер, оптика, связь...
- Страшно, правда? - Персептор присел на корточки рядом с замершим сикером, который бессильно пытался что-то сказать и, судя по напряженному гулу системы охлаждения, из-за всех сил напрягал серво - но тщетно. - Ничего не видишь. Не можешь ничего сделать. Откуда тебе знать, Блерр, может, сейчас я наставил на тебя оружие, и могу в любой момент нажать на курок...
Ученый представлял, как сейчас чужой процессор захлестывает ужас, паника, страх... И терпеливо отсчитывал короткую для него - но бесконечно долгую для Блерра полу сотню кликов, давая ему в полной мере почувствовать свою беспомощность.
На исходе пятидесятого клика Персептор осторожно провел пальцами по светлой лицевой пластине гонщика, словно хотел стереть с нее выражение отчаянного страха.
- Я думаю, мы поняли друг друга, правда?
Он отступил к терминалу, оперся на него и, скрестив руки на груди, принялся ждать, рассеянно глядя куда-то в сторону - и лишь изредка переводя взгляд на неподвижный темно-синий корпус. В какой-то момент Блерр вздрогнул, потом снова замер на несколько кликов, сжимая и разжимая кулаки. Гудение охладительной системы было громким, напряженным.
- Если ты снова хочешь сказать, что убьешь меня, я повторю: это плохая идея, - скучающим голосом проговорил Персептор.
Гонщик оперся на локти, потом рывком поднялся на колени, замирая на каждом движении, словно боясь, что сейчас повторится весь тот кошмар, что ему пришлось пережить только что.
- Что ты... со мной сделал? - хрипло спросил сикер, вскинув, наконец, голову на ученого. И поморщился, понимая, как сейчас выглядит со стороны. Черно-белый автобот спокойно смотрел, как Блерр настороженно поднимается на ноги... и тут же отходит на несколько шагов назад и тянется к оружию. Губы Персептора сложились в еще одну, теперь уже едкую, насмешливую улыбку.
- Убьешь меня - и сам уйдешь в оффлайн тут же.
Ладонь гонщика, уже опустившаясь на бластер, замерла.
- Что?
Ученый качнул головой.
- Глупый Блерр... неужели ты думал, что я не просчитал все?
Единственная оптика сикера ярко, тревожно мерцала.
- Что ты со мной сделал? - повторил он вопрос. Персептор с каким-то спокойным удовлетворением отметил, что голос гонщика едва заметно, но подрагивает. Это было приятно.
Слегка склонив на бок черный шлем, автобот долго, молча смотрел на стоящего напротив меха, пока тот, зло оскалившись, не прорычал.
- Ну?
- Не дерзи... - обманчиво-ласково проурчал ученый. - А то мы все повторим.
Блерр дернулся, пытаясь попятиться, но замер на месте, все еще держа ладонь на рукояти бластера.
- Я просто... решил немного научить тебя послушанию.
Небрежность в голосе Персептора была издевательской, насмешливой. И вскинутой руки хватило, что сикер опасливо замер на полушаге, напряженный, настороженный...
- Хочешь проверить еще раз серьезность моих слов?
Молчание.
- Я жду ответа.
- Нет.
- Славно, - откровенно фальшиво улыбнулся Персептор. - А теперь иди сюда.
Гонщик не пошевелился.
- Не заставляй меня повторять дважды.
Не выдержав, Блерр оскалился и в мгновение вскинул бластер, направляя его на ученого. Тот даже не дернулся. А потом сикер тихо зашипел, выронил оружие, ощущая, как исчезает контроль над сервоприводами в руке, как механизмы становятся чужими, непослушными.
- Иди сюда, - поманил его ученый и, дождавшись, пока гонщик приблизится, притянул его ближе к себе, глядя в тускло мерцающую оптику и положив ладони на темно-синие, узкие пластины брони, спускавшиеся от пояса по бедрам.
- Иногда я буду тебя кое о чем просить... - негромко продолжил Персептор, - а ты - будешь слушаться. Правда, Блерр...?
- Нет.
- Будешь... - словно не слыша слов сикера, проговорил ученый. - А если нет, то мы оба понимаем, чем все кончится, правда?
- Ты не сможешь, - автобот попытался отстраниться, но черно-белый мех сжал пальцы сильней, удерживая его на месте, и улыбаясь, слушая тихое рычание.
- Ты не сможешь постоянно следить за мной.
- А мне это и не нужно. Мне не нужно тебя видеть, знать, где ты... чтоб ты почувствовал мое недовольство.
Персептор вскинул одну руку, кончиками пальцев проведя по светлому металлу лицевой пластины второго автобота.
- Если ты не будешь слушаться, я сделаю так, что с каждым солярным циклом твои системы будут работать все хуже и хуже. И ты ничего не сможешь с этим сделать. Будешь постепенно уходить в дезактив, слабеть... пока в один момент не окажешься настолько бесполезным, что Прайм отправит тебя в Плавильни.
Ученый перевел взгляд на сжатые кулаки сикера.
- Так что лучше побыть послушным. Ты ведь это умеешь, правда...?
Блерр резко отстранился, едва сдерживаясь, чтобы не ударить черно-белого меха.
- Почему... я?
- А ты не догадываешься? - недоуменность в голосе Персептора была столько наигранной, что гонщик поморщился. - Ты решил со мной поиграть, не понимая, во что ввязался. А теперь - я выиграл.
- Полагаю, что есть еще множество тех, кому ты хотел бы отомстить.
В улыбке ученого практически читалась насмешливая оценка чужой сообразительности.
- Теперь уже ничего не изменить, Блерр. Все закончится тогда, когда я решу, - и он продолжил, не давая сикеру заговорить, - будешь пытаться найти контролер - поверь, я это пойму. И не оценю этого.
В лаборатории повисло молчание, прерываемое лишь гулом все еще напряженно работающей системы вентиляции внутри темно-синего корпуса. Выждав с десяток кликов, Персептор со скучающим видом повернулся к терминалу, восстанавливая данные, вновь выводя на экран нужные ему графики.
- Почему я? - повторили за его спиной. - Почему... не Дрифт?
- Ты мешаешь мне работать.
- Если тебе нужна игрушка, - в голос Блерра, наконец, вернулась едкость, - то он куда лучше подходит тебе, нежели я.
Пальцы Персептора замерли над мерцающей панелью управления, а потом исследователь коротко рассмеялся и обернулся к сикеру.
- Дрифт? Ну, что же... я думаю, мы с тобой сможем договориться.
Гонщик коротко хмыкнул.
- Я тебя внимательно слушаю.

Дрифт привык, что, находясь на базе автоботов, нужно быть в постоянно напряжении, ожидая, если не удара в спину, то возможной едкости, насмешки. Здесь каждый был сам за себя, и экс-десептикону казалось, что многие были готовы перегрызть другу-другу шейные магистрали, представься им такая возможность.
И потому появившегося на пороге отсека Блерра красный мех встретил настороженным взглядом.
- Что тебе?
Он успел заметить, что сикер выглядит… не слишком хорошо. Хотя за последние дека-циклы темно-синий гонщик редко выглядел иначе, словно его системы не справлялись с какими-то повреждениями, которые он то и дело получал – хотя внешне они не были заметны.
А спустя пару кликов Блерр внезапно кинулся на него, и двое мехов покатились по полу отсека; Дрифт, все еще не понимая, что происходит, яростно вцепился в сикера – боевые подпрограммные установки сработали, под пальцами скрипел металл, и небольшое помещение заполнил напряженный гул вентиляционных систем.
«Блерр, какого шлака?! Что происходит?»
Но ответом было лишь потрескивание помех на командном канале связи, и встретивший в следующий момент лицевую пластину экс-десептикона кулак сикера. Красного меха откинуло в сторону, и на него обрушилось еще несколько ударов.
Кажется, он успел неплохо помять чужую броню, прежде, чем перед оптикой пошли помехи, и процессор вылетел в оффлайн…
Гонщик замер, в напряжении выжидая еще несколько кликов, но экс-десептикон не шевельнулся. Блерр ладонью стер с лицевой пластины энергон из рассеченной ударом губы, поднялся, с шумом гоняя воздух по системе вентиляции.
Разоружив Дрифта, сикер оставил чужие бластеры и клинки на платформе и, подхватив красного меха, потащил его к выходу из отсека… прикидывая на развернутой перед оптикой схеме ближайших ярусов, как добраться до нужного ему уровня.

- Тебе нужен отсек 12АйЗет, - Персептор говорил, не поворачиваясь к гонщику, словно тот и не стоял у ученого за спиной. – Отнесешь его туда и оставишь.
- И?
- Что «и»?
Блерр поморщился.
- Что потом?
Развернувшись, черно-белый автобот посмотрел на сикера с откровенным скептицизмом.
- А потом поговорим.


Сикер не думал о том, что скажет тому, на кого может наткнуться в переходах между ярусами и коридорах этажей. Дрифт не выходил в онлайн, и это играло только на руку гонщику, который не хотел устраивать лишнего шума.
Оптика порой сбоила, и каждый раз, когда мир вокруг выцветал или начинал подрагивать, Блерр морщился, беззвучно обещая когда-нибудь выдрать из черно-белого корпуса провода…
- Куда ты этот шлак тащишь? – неожиданное появление из-за угла невысокого автобота заставило сикера снова скривиться.
Смоукскрин был тем, на ком лежала ответственность за большую часть слухов, расползающихся по базе, правдивых или вымышленных, но всегда – колких, неприятных.
Бывший житель Праксуса, он был разведчиком… и подчинялся непосредственно Праулу, который своих сотрудников – и тех, кто был создан там же, где и он, ценил. И это всегда гарантировало Смоукскрину сохранность его грязно-красных стабилизационных дверец-крыльев, гордо вскинутых за спиной. С главой Службы Безопасности связываться не хотели.
С его подчиненными – тоже.
Разведчик небрежно оперся локтем о стену, практически преграждая Блерру дорогу – коридор был слишком узким, чтобы праксианца можно было спокойно обойти.
- Какая тебе разница? – огрызнулся сикер, понимая, что уже через пол цикла едва ли не половина базы будет знать о том, что он, Блерр, откуда-то – или куда-то, шел, таща с собой оффлайнового Дрифта.
Прекрасно.
Именно то, чего ему так хотелось избежать.
- У тебя тут… - Смоукскрин коснулся кончиками пальцев собственной лицевой пластины – чересчур изящной, - энергон.
- И что?
- Подрались? – праксианец улыбнулся; но его улыбка была вся пропитана едкостью, насмешкой.
- Уйди с дороги.
- Так проходи. Я не мешаю.
Блерр не сдвинулся с места, лишь крепче перехватив обвисшего в его хватке Дрифта; разведчик тоже не шевелился, продолжая улыбаться.
- Какое-то тайное задание Голдбага?
- Еще слово, Смоукскрин, и ты лишишься дентопластин.
На сикера смотрели молча с пару кликов, а потом праксианец негромко рассмеялся, зло кривя губы.
- Угрожаешь… Ты? Мне? Смешно.
Не слишком высокий даже по сравнению с другими автоботами, разведчик не отличался ни тяжелой броней, ни мощным вооружением. Темно-красный с черным, изящный корпус был слишком непрочным, чтобы Смоукскрин был серьезным противником в близком бою.
Но это ему было и не нужно.
У этого праксианца, с широким шевроном на шлеме, было совсем другое оружие.
Блерр молча смотрел на него чуть сверху вниз, сжав губы в тонкую линию – не отводя взгляда, напряженно, угрожающе. Наконец, после тяжелых кликов тишины, праксианец заговорил первым.
- Еще немного, и твой оффлайн станет решенным делом, Блерр.
- Напугал, - сплюнул сикер, проходя мимо все же сдвинувшегося в сторону разведчика. Тот, обернувшись через плечо, проговорил мягко, почти пропел:
- Не пугаю. Лишь констатирую факт. И только.
Гонщик ничего не ответил; и даже не ускорил шаг, хотя при мысли о стоящем за спиной автоботе на лице сикера появлялась злая гримаса.
Служба Безопасности Прайма отвечала… за многие вещи. И хотя о ней не шептались по углам – слишком опасно это было для собственной брони и онлайна, но все знали: за многие решения в какой-то степени отвечал не сам Оптимус, а молчаливый Праул, фиолетово-черной тенью стоящий за плечом Прайма.
Смоукскрин дождался, пока вдалеке коридоров затихнут быстрые, четкие шаги Блерра, и вновь позволил себе рассмеяться - негромко, ядовито. И, оттолкнувшись ладонью от стены, неторопливо пошел дальше; ему предстояла опасная, щекочущая, как разряды напряжения, встреча с одной фем…

- Ржавый клапан… - тихо прошипел сикер, небрежно опустив Дрифта на пол и набирая на небольшой панели кодового замка комбинацию цифр. Он не стал задумываться, почему Персептор выбрал именно этот отсек: уровень АйЗет был отведен под архивные базы и коммуникационные точки. Когда дверь отъехала в сторону, сикер подхватил экс-десептикона за руки и, не глядя, втащил красного меха в отсек. И тогда уже огляделся. Замер.
Голдбаг поднял голову от датапада, с которым стоял в руках рядом с каким-то стеллажом – этот отсек оказался небольшим хранилищем механических архиваторов, на которые многие тысячи ворн назад записывали информацию.
- Какого шлака? – командир сикеров оглядел своего подчиненного, оффлайнового Дрифта… который неожиданно пошевелился, начиная приходить в себя.
Блерр выругался про себя, кривя губы в наигранной улыбке.
- … шарков штуцер… - прохрипел Дрифт, слабо замерцав оптикой. – Блерр, болт помоечный, я тебя убью.
Голдбаг с интересом склонил голову на бок. А сикер, коротко рассмеявшись, резко вздернул экс-десептикона на ноги.
- Ты спрашивал про то, могут ли тебя принять в отряд? Вот. Я тебя привел. Спрашивай.
Повисло недолгое молчание.
Потом пришел черед хмыкнуть Голдбагу, откладывая на полку датапад.
- Я слушаю. Вопросы, Дрифт?
Тот протянул что-то невнятное, а Блерр, воспользовавшись заминкой, попятился… и потом быстро вышел из отсека, не вслушиваясь в тихое рычание за спиной.
Ему очень, очень срочно нужно было кое с кем поговорить.

- Ты…! – Блерр влетел в лабораторию, едва ли не снося все, что попадалось ему на пути. – Ты, органическая слизь…! Почему тебя не было в условленном месте?
Персептор даже не повернулся, лишь приподнял руку, махнув ладонью.
- Ты мне мешаешь. Потом переговорим, хорошо? Не отвлекай от расчетов.
- Мы поговорим сейчас.
- Да…? – негромко, почти угрожающе, поинтересовался ученый. И сикер замер, понимая, что его вокалайзер отключился, и на активационные команды не реагирует. Разъяренный, Блерр сдернул с набедренных креплений бластер, вскинул его.
- Не советую… помнишь, о чем я тебе говорил? – Персептор, наконец-таки развернувшись, смерил темно-синего автобота спокойным взглядом. – Как я понимаю, ты принес Дрифта куда надо?
Не в силах ответить, гонщик, помедлив, коротко кивнул.
- Молодец. Это была… проверка твоего послушания. Справился. А теперь иди, - ученый слегка поморщился. – Ты узнаешь, когда понадобишься мне.
Тишина в лаборатории длилась несколько долгих мгновений, а потом на пол со звоном полетело какое-то оборудование, сбитое Блерром с небольшого, хрупкого передвижного стеллажа на колесиках. Который рухнул на пол следом.
Персептор проводил выскочившего из лаборатории сикера взглядом, потом скривил губы в странной улыбке… которая стала куда шире, когда из-за еще не успевших закрыться дверей послышался грохот рухнувшего корпуса; перед оптикой ученого побежали знаки таймера – сервоприводы гонщика должны были вернуться ему под контроль через тридцать кликов.
Этого Блерру хватит, чтобы понять, что ученый не собирается прощать ему даже таких мелочей, как разбитое оборудование.

@музыка: Behind The Scenes – For The Loss

@темы: Blurr, Drift, Perceptor, Shattered Glass, Санта-Стеколье, складываем слова

URL
Комментарии
2012-03-07 в 13:11 

asky_psyxoDelika
кошачий пирожок
зар-раза монохромная =DD почему-то именно такой Персептор, и именно в вашем исполнении, мне нравится гораздо больше официальной версии, имеется в виду, автоботы в Гэ-1
:hlop:

2012-03-07 в 13:16 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
asky_psyxoDelika, пуррр *____* *автор довольно перекатывается по клавиатуре*
ну так тут он интриганская, самоуверенная заразища *___* еще и выходящая постоянно сухим из воды О_о

URL
2012-03-07 в 20:44 

SSC
Разгибаю скрепы
Windwave, ух, какой хитрый паршивец =)) Меня так проперо, когда он вместо "сделать Дрифту плохо" совершил обратный поступок, отдавив Блерру нежное *.*

2012-03-07 в 20:49 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
SSC, ну таааак... хотя, может на Дрифта у него тоже есть что-нибудь *бровкэ* хотя сейчас у Персептора цацка новая случилась, играться будет!

URL
2012-03-07 в 21:03 

SSC
Разгибаю скрепы
Windwave, ога, и мне нравится, как именно он это применил - не тупобанально вылизать там чего у себя или в лаборатории, а хлоп - и сразуповлиять)

2012-03-07 в 21:09 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
SSC, долгосрочная интрига :3
с другой стороны, считай - он себе обеспечил защиту: теперь и приказать можно, и сам Блерр полезет эту сволочь вытаскивать, если что...

URL
2012-03-07 в 21:25 

SSC
Разгибаю скрепы
Windwave, а как удобно!

2012-03-07 в 22:55 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
SSC, дооооо *__* хитрый Персик такой хитрый)

URL
     

главная