No rest for the wicked

15:07 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
я не знаю, кто будет читать эти восемь страниц бреда, где 45 % джена, 45% болтовни и несчастные 10% - рейтинг -__-""
во тьме ночной, при свете дня...
о, Праймус, снова, блин, трава!

*жмакнуть на картинку не хочешь ты, юный падаван...*


Первая помощь
вселенная: Shattered Glass версия хэдканонная
персонажи: Персептор, Дрифт\Блерр
рейтинг: R
предупреждения: сначала много джена, потом трепотня, потом - очень странный рейтинг .__. очень странный! никакого бдсм-а, но трава-травой.
а еще там есть абзац, за который меня убьют технари -__-
саммари: О том, чем может кончиться самая обычная тренировка. И о том, что не стоит доверять ученым. И о странных способах медицинской помощи.
хронологическое продолжение этого ^^

Мобилизация была почти молниеносной. Прошло едва ли меньше половины цикла с того клика, как СБ засекло приближающиеся к Луне-2 транспортники, чья траектория полета не совпадала с назначенным им маршрутом, до клика, когда все отряды были собраны, и некоторые уже покидали базу. В разных направлениях; почти одновременно с нападением на орбитальную базу поступили сигналы о взрывах на энергостанциях в Полихексе и Тарне.
Прайм не стал узнавать, по чьей вине произошли эти нападения – кто из «безопасников» не уследил, и кто пропустил первые шаги десептиконов. Он просто отдал приказ о мобилизации. Но все, кто хоть как-то был причастен к разведке и службе безопасности понимали – лидер не забудет о промахах, и после возвращения на базу виновные будут наказаны.
Несмотря на то, что большая часть боевого состава была перекинута в направлении двух городов и лунной станции, сама база не осталась без защиты. Может, Бластер, лучший связист фиолетового знака, и был съехавшим с процессора безумцем, чьей улыбки опасались даже свои, но шифровальное дело он знал – коды доступа иаконской базы взломать было невозможно.
А физическая защита базы выстраивалась и укреплялась многие ворны, и всё, начиная от широкой полосы отчуждения, до автоматических артиллерийских орудий, было идеально готово к тому, для чего было создано – уничтожению противника.
И, хотя Прайм был правителем, чья политика была политикой жестокой экспансии, нападения и покорения, о защите своих владений Оптимус никогда не забывал.
И сейчас, разделяя свои отряды и кидая их в разных направлениях, он не волновался за сохранность главной базы автоботов; захватить ее было разве что под силу… ему самому.
И когда над горизонтом, выпутываясь из шпилей городских башен, показалось тусклое кибертронское солнце, центральная база автоботов была удивительно тихой и практически пустой. Это был бы идеальный момент для нападения десептиконов, не будь там практически непробиваемой защиты, допускавшей противостояние атаке даже с небольшим количеством личного состава.
А этого личного состава на базе сейчас осталось действительно мало; те, кто показал себя… слишком неблагополучно последние дека-циклы. Те, кому Прайм открыто отказал в доверии. И те, кому не доверял изначально.

Кажется, Голдбаг усмехается за своей литой маской; ухмылки не увидеть, но она чувствуется в интонациях его голоса, в каждом жесте. В словах.
- Может, ты это еще скажешь Прайму, Блерр? А?
Визор командира сикеров отсвечивает тускло-багровым; и разъяренно-алым мерцает единственная оптика замершего напротив Голдбага автобота. Блерр сжимает кулаки, зло глядя на сикера сверху вниз – он выше командира, но тот – приземистый, мощный, шире в плечах, крепче темно-синего гонщика.
- Не скажешь, - вновь усмехается Голдбаг, со спокойной ленцой в движениях проверяя оружие. – Боишься за свою шлакову жизнь? Ты теперь – вне круга доверия, после того провала с энергонной шахтой. Сиди тихо, и о твоей ошибке вскоре забудут.
В следующий момент он перехватывает чужой кулак; второй проходит вскользь шлема, высекая искры, оставляя на металле длинные царапины. Голдбаг сжимает ладонь, отбивает второй удар и тянется к оружию. Он оказывается чуть быстрей разъяренного гонщика, и тот, оскалившись, беспомощно смотрит на дуло тяжелого бластера, упершееся ему в грудную броню.
- И не зли меня, - негромко произносит Голдбаг, выпуская из захвата чужую руку – и не опуская оружия, заставляя Блерра стоять неподвижно. Свободная ладонь командира сикеров ложится на пояс подчиненного, спускается ниже, сжимает острые пластины набедренное брони. Слышится разъяренное шипение.
- Я тебя слишком ценю. Во всех смыслах, - Голдбаг отталкивает сикера, убирает оружие и откровенно усмехается. – Поэтому ты сейчас заткнешься. Понял?
Блерр скалится. Молчит.

Рэтчет сказал, что в первые солярные циклы после восстановления новые сервоприводы могут работать нестабильно – из-за не завершившей еще калибровки, непритертости деталей. Блерр это уже понял сам, и злость наполняла процессор мельчайшими электрозарядами: сикер ненавидел любые проявления собственной слабости. Даже если это заключалось в мельчайших неточностях движений.
Четкий, резкий звук шагов разносился по пустым, освещенным тусклым желтоватым светом, коридорам базы. Непривычная тишина раздражала аудиодатчики, вызывала отчего-то желание потянуться к оружию. Слишком далеко в прошлое ушли те ворны, когда Кибертрон был полон спокойствием, когда в городах было тихо, и нигде не полыхало темное зарево пожаров, а воздух не расчерчивали искры выстрелов.
И Блерр вряд ли сейчас уже мог сказать, что ему нравится больше: та полузабытая вязкость мирного Кибертрона, застывающего, как механический инсектоид в вязкой смоле – в рутине заканчивающегося Золотого века, или жестокое пожарище войны, охватившее теперь каждого меха, каждый уголок планеты, каждую трещину на ее поверхности.
Сикер поднялся на средние ярусы базы, где всегда пахло горячей плазмой от выстрелов, расплавленным металлом и стеклом, оружейной смазкой, энергоном – залы тренировок, стрельбища, полосы препятствий… За служение Прайму приходилось платить многим, в том числе – и тренировками едва ли не каждый солярный цикл, опасными, порой – изматывающими.
Не глядя набрав код доступа на широкой панели, Блерр шагнул в просторный, темный сейчас зал – высокий свод терялся где-то далеко вверху. Датчики уловили повышенную наэлектризованность воздуха здесь, автоматические скинули чувствительность до безопасного уровня.
Автобот щелкнул тумблером, и один за другим вспыхнули мертвенно-белые, узкие лампы на стенах зала.
Зал для голографических тренировок разделялся на две неравные части: первая, вытянутая вдоль меньшей стены, вмещала в себе терминал управления, небольшое, вмонтированное в стену энергонохранилище и несколько узких, предназначенных для сидения, платформ. И все. Большую часть зала занимало как раз место для тренировок – светлое, пустое пространство, с едва заметными на исцарапанном полу выемками – следуя запущенной тренировочной программе, из пола могли выдвигаться разные заграждения, превращая зал не только в место для боев, но еще и полосу препятствия.
Блерр вытянул руку вперед, повел пальцами, ощущая, как не до конца еще подчиняются некоторые небольшие серво. Это злило. Повернувшись к терминалу, сикер начал настраивать программу боя – уровень сложности, количество противников и препятствий…
На терминале вспыхнул зеленый огонек, показывающий, что программный расчет завершен. Начался обратный отсчет. На ладонях сикера таким же зеленым светом поблескивали крохотные датчики, дающие ему обратную связь с системой боя.
Весело оскалившись, Блерр закинул на стенд набедренное оружие, и зашел в сам тренировочный зал. Свет стал слабей, а воздух ощутимо наполнился электрическими зарядами, покалывающими броню. Ухмылка сикера стала шире, злей, и он замер по центру зала, готовый, напряженный.
По углам этого просторного зала стояли голографы, усовершенствованные стараниями Уиллджека, и превращенные в идеальное средство для тренировок. Фигуры механоидов проявлялись постепенно: их силуэты сначала виделись как смутные фигуры, но обретали клик за кликом очертания, уплотнялись. Сквозь этих голубоватых, полупрозрачных мехом были едва-едва видны стены, а по броне всполохами бежали электрические искры.
Голограммы, они могли – благодаря безумному гению Уиллджека – наносить настоящие повреждения, сжигающие проводку, датчики и сенсоры.
И от этого тренировки были куда как эффективней, чем с обычными проекциями.
Сначала – двое на одного.
Блерр заметил движение с обеих сторон, мгновенно ушел в бок, блокируя удар от одного голо-противника и уворачиваясь от другого.
Обонятельные фильтры уловили слабый, но постепенно усиливающийся запах озона. Охладительная система работала ровно, и процессор был спокоен, словно вся ярость и злость спадала, уступая место неторопливому расчету движений и ударов. Это была разминка, где Блерр мог себе это позволить.
Удар, контрудар, перекат, разворот, удар с ноги… Ритм боя постепенно убыстрялся, и на место рассыпавшегося голубоватыми искрами противниками встал новый.
Плечо сикера покалывало разрядами – его задело при очередном обмене ударами, и система спешно боролась с повреждениями, восстанавливая поврежденные напряжением сегменты нейросистемы.
Швырнув одного из противников в сторону стены, автобот прыгнул на другого – активированные ускорители толкнули его вперед, и серия ударов – резких, быстрых, обрушились на полупрозрачный силуэт.
Разметав ладонью голубоватые осколки, на которые рассыпалась голографическая фигура, Блерр стравил пар из воздухозаборников шлема, довольно усмехнулся. Восстановленная рука слушалась все лучше и лучше.
И снова - движение сбоку, и сзади… Бой затягивал, и сикер уже не раздумывал, куда ударить – все шло на подпрограммном уровне, все шло так, как должно было идти, и это было прекрасно, и на лицевой пластине автобота вновь появилась широкая ухмылка.
Он был сосредоточен на противниках, отражая удары с двух сторон… и не заметил, как позади него соткалась из воздуха третья фигура. Четвертая. Пятая.
Первый удар прошелся вскользь по плечу, и напряжение, мгновенно уколовшее сенсоры, было в разы сильней, чем выставлял в настройках автобот. Развернувшись, Блерр едва успел поймать на блок еще один выпад; но противников теперь было пятеро, и увернувшись от одного, второго, сикер все равно не смог отразить остальные удары. Перед оптикой замерцали предупреждения: сила напряжения, сбрасываемого на него при каждом ударе, превышала допустимую норму.
Блерр оскалился. Сбой в программе? Насколько сильный?
Он не любил сдаваться, и знал, что всегда может прекратить бой – голосовое управление здесь обладало приоритетными правами.
Автобот поднырнул под чужой кулак, оказываясь за спиной противника, увернулся от второго нападающего, перехватил удар третьего…
В корпусе напряженно гудела система охлаждения, и время то растягивало свой масштаб, превращая каждый клик в череду мгновений, то убыстрялось, и тогда сикер оказывался в вихре из голубоватых фигур, и процессор сходил с ума от количества команд, которые ему одновременно приходилось обрабатывать.
… но противников было слишком много, и следующий удар отозвался затемнившими оптику помехами, болезненным напряжением, скакнувшим по всем цепям в корпусе.
- Ш-шлак… - Блерр, не глядя, увернулся от выпада, пытаясь как можно быстрей перенастроить зрение. Азарта оставалось все меньше, злости – больше. – Отмена!
Эта команда должна была прервать бой, но спустя клик сикер понял, что ничего не произошло. Система не среагировала, и он все также оставался запертым в кольцо голографических противников, чей каждый пропущенный им удар отзывался россыпью искр, скачущим напряжением и слетающими от боли и силы тока предохранителями. Датчики сбоили, и в какой-то момент гироскопическая система отказала. Полностью.
Все дальнейшее слилось для сикера в кажущуюся бесконечной попытку вырваться за пределы тренировочного зала. О том, чтобы попробовать еще раз отключить голосом программу он даже не думал; слишком много ударов, слишком сильное напряжение – и слишком серьезные повреждения систем.
Потом все кончилось. Фигуры вокруг растаяли, и Блерр остался один где-то у границы тренировочной части зала, прерывисто шумя системой охлаждения.
Подняться на ноги удалось с трудом, и то – ухватившись за стену. Мир вокруг покачивался, и попытки активировать отказавшую систему гироскопии ни к чему не приводили. Перед оптикой шли помехи, и Блерр ощущал, как часть секторов процессора е отзываются на команды.
До скрежета вцепившись пальцами в металл стены, автобот сделал один шаг, второй. На глоссе чувствовался привкус собственного энергона. Сообщений о неисправностях – не внешних, внутренних, в хрупкой электронике и координационных системах, было слишком много. Блерр, поморщившись, отключил диагностику. Странно, но ему не было больно… почти. Словно нейросистема тоже сияла черными дезактированными сегментами.
Шаг, еще один, еще. Слабо усмехнувшись, сикер задумался – счастлив он или нет от того, что на базе сейчас практически пусто. Никто не увидит его позора, но если от отключиться посреди коридора… мир вокруг снова пошатнулся, и Блерр вжался в стену, дожидаясь, пока система, вернее, та ее часть, что еще оставалась активной, справится с неполадками.
Уйти в оффлайн посреди базы было бы гораздо хуже.
А еще хуже было то, что и Рэтчет, и Уиллджек были вызваны на линию боев. И на базе остался лишь один мех, который мог ему помочь. Такой же «лишенный доверия», как и Блерр.
Но отправиться к нему сикер мог бы лишь под прицелом пушки Роадбастера. И никак иначе.
Сплюнув энергон, гонщик попытался выпрямиться, но тут же вновь прислонился к стене. Зашипел. И медленно, покачиваясь на каждом шаге, направился дальше по коридору.

Порой Дрифт задумывался о том, что держит его среди автоботов… И понимал, что ничего, кроме осознания, что ему больше некуда идти. И, что захоти он уйти, его найдут. Но куда уходить…?
Ему не доверяли. Он был среди автоботов тем, на кого первым делом смотрят косо, тем, кому не поручат важного задания. Тем, кто не заслужил уважения.
В такие клики, когда процессор подводил бывшего десептикона к подобным размышлениям, он до скрипа стискивал дентопластины, утыкаясь мыслями в непрошибаемую стену безвыходности ситуации.
И тогда злость находила выход в сильных ударах, впечатывающих кулак в стену – до трещин в покрытии, до собственной боли.
… красный мех разжал ладонь, глядя на ссадины на металле. Усмехнулся. И обернулся на сигнал с внешних входных датчиков – кто-то стоял в коридоре у его отсека. За разъехавшимися по голосовой команде дверными панелями замер, вцепившись в стену, Блерр.
Он выглядел… плохо. Очень плохо. Дрифт не видел внешних повреждений на сикере, и никаких признаков травм, но оптика автобота тускло мерцала, в уголках губ застыли капли энергона. Чужое электромагнитное поле было болезненно сжавшимся и словно бы зияло прорехами.
- Шарковы провода! – бывший десептикон не испугался за сикера, нет…. В процессоре сразу вспыхнули мысли о нападении, об угрозе изнутри базы, но было тихо, и никаких сигналов тревоги не слышалось. – Что с тобой произошло?
- Ты умеешь… - голос Блерра сорвался на статику, и ему потребовалось с полдесятка кликов, чтобы справиться с помехами вокалайзера. – Ремонтом… заняться сможешь?
- Я? Да с чего ты… - Дрифт не договорил, так как единственная оптика сикера погасла, и автобот рухнул на пол.
И тогда красный мех действительно встревожился. Он присел на корточки рядом с упавшим, встряхнул, улавливая запах оплавленной проводки, озона, сгоревших контактов.
- Блерр? Приходи в онлайн, жестянка однооптиковая!
Не добившись от сикера никакой реакции - ни слабым электрическим разрядом, ни легким ударом в корпус, Дрифт зашипел сквозь стиснутые дентопластины.
Он… мог бы бросить Блерра так. Отнести его на нижние уровни, в дальние технические помещения, оставить там… или убить, прямо здесь, прямо сейчас; сикер был не тем, к кому Дрифт мог бы относиться с теплом. Черная ладонь бывшего десептикона сжалась на беззащитных сейчас шейных шлангах. Одно движение, правильное приложение силы, и… все закончилось бы.
Но Дрифт знал – лежащий сейчас в оффлайне у него ног автобот, несмотря на все неудачи последнего времени, не тот, кого не будут искать.
Будут.
Со злостью провентилировав воздухозаборники, красный мех подхватил сикера, перехватив его за пояс и зажав под рукой. Было… тяжело, но не слишком: несмотря на то, что Блерр был чуть выше экс-десептикон, вес у двух кибертронцев был примерно одинаковый. Броня у гонщика была облегченной.
Поморщившись, Дрифт двинулся вниз по коридору, понимая, что единственный, к кому он может отнести ушедшего в оффлайн автобота, это мех с которым сам он совсем не хотел сталкиваться.

Чем ниже находились уровни базы, тем они были темней, менее просторней, запутанней, мрачней. У самого основания базы, выглядящей со стороны, как ощерившаяся взлетными площадками, антеннами, шпилями и турелями башня, находились Плавильни и технические уровни, с генераторами, системами контроля энергопотока. Выше - тюрьмы, допросные, склады. Уровни выше были отданы от откуп ученым, и чем ближе подходил к ним Дрифт, тем уже становились коридоры, стены покрывались причудливой вязью труб и технических шлангов, а лицо бывшего десептикона становилось все мрачней и мрачней. Он не любил бывать здесь. Действительно - не любил.
- Жаль, что нельзя было бросить тебя где-нибудь в дальнем отсеке, - недовольно пробормотал красный мех, обращаясь к сикеру, так и висевшему отключенным корпусом в чужом захвате. Дрифт тихо зарычал сквозь дентопластины. Блерр еще не ушел в полный дезактив - это было видно по цвету корпуса, да и из-под брони кое где медленно сочился энергон. Но - откуда знать? - может, его уже поздно нести к ремонтникам? Экс-десептикон не знал, что могло довести автобота до такого состояния, да, сказать от Искры, ему не хотелось этого знать.
Дойдя до знакомой - слишком часто за те дека-циклы, что Дрифт провел среди автоботов, ему приходилось здесь бывать - лабораторной двери, мех нажал на полупрозрачную панель на стене, терпеливо дождался, пока дверные створки разъедутся в стороны с едва уловимым шорохом. Шагнул внутрь.
- Знаешь, Персептор, я не хотел сюда идти. Но эта шлакова железка меня вынудила.
Ученый вскинул голову от терминала, за которым сидел, погруженный в какие-то расчеты. После неудачного эксперимента, произошедшего с пол десятка солярных циклов назад, он уже успел привести свою лабораторию в порядок - по крайней мере, ту часть, которую мог разглядеть от входа Дрифт.
- Что с ним случилось? - Персептор ладонью стер несколько голографических экранов, на которых чередовались какие-то чертежи, столбцы символов и графики, поднялся на ноги.
- Ты меня спрашиваешь? - огрызнулся в ответ бывший десептикон, не слишком осторожно опуская Блерра на ремонтную платформу. - Откуда я знаю? Свалился на пороге моего отсека. Может, энергоном системы себе траванул. Ты тут ученый, вот и занимайся им. Я пошел.
- М-мм… - автобот кончиком пальца стер засохший энергон с губ сикера, поднес ко рту и слизну голубоватые капли. - Нет, с энергоном все в порядке… Дрифт, стой. Подожди.
Красный мех замер на полушаге, недоверчиво обернулся через плечо.
- Что?
- Мне может потребоваться твоя помощь, - оптика ученого - видная и та, что скрывалась за стеклом прицела - мерцала. - Его состояние действительно очень плохое.
Дрифт остановился, скрестил руки на груди. Он не верил Персептору. Шлак, да он не верил никому здесь! Иногда - даже самому себе.
- Ты даже не провел диагностику. Откуда ты знаешь?
- Я - ученый, - сухо отозвался автобот. - И это моя обязанность.
- Ну-ну.
- Мне действительно может понадобиться твоя помощь, - Персептор, не обращая внимания на саркастичное выражение чужой лицевой пластины, доставал какие-то инструменты, настраивал приборы. - Где ты его нашел?
- Я же сказал, - с прорезавшимся раздражением отозвался Дрифт, - он пришел сам. Спросил, умею ли я заниматься ремонтом. Потом выпал в офф. Все. Что мне еще тебе сказать? Могу повторить в третий раз.
Волновался ли Персептор на самом деле? Красный мех искоса всмотрелся в лицо ученого - на нем застыло выражение неподдельного волнения. Даже… слишком неподдельного. Экс-десептикон усмехнулся - Персептор мог переживать, наверное, лишь за самого себя. Как и все здесь.
- Придержи его, - негромко попросил автобот и, дождавшись, пока Дрифт положит ладони на плечи сикера, вскрыл небольшой порт на шее Блерра, подключил ручной диагност, и еще какой-то прибор, назначения которого бывший десептикон не знал. А спустя десяток кликов, когда Персептор передвинул какие-то тумблеры на загадочном приборе, поврежденный мех дернулся. Единственная оптика замерцала, зажглась. Блерр негромко застонал, попытался пошевелиться, и Дрифт разжал ладони, отошел от платформы.
Сикеру понадобилось с полтора десятка кликов, или даже больше, чтобы осознать, где он находится; в тот же момент он тихо зарычал, пытаясь сесть на платформе.
- Только… попробуй ко мне… подойти… - гонщик с недоверием смотрел на Персептора, также отступившего на несколько шагов. - Шла-ак…
Он едва ли не скатился на пол, прижал ладонь к лицу.
- Блерр, мне кажется, тебе нужна помощь, - негромко произнес ученый. Дрифт приподнял верхнюю губу, обнажив дентопластины. Он все меньше и меньше верил в сочувственные нотки в голосе черного-белого автобота.
- К-катись в… шлак! - Сикер ухватился другой ладонью за край платформы, попытался подняться. - Твоя… помощь мне не нуж… на!
Персептор слегка склонил шлем на бок.
- Неужели?
Блерр покачнулся, едва ли держа хоть какое-нибудь равновесие, снова уцепился за платформу, сделал пару шагов. Бывший десептикон посмотрел на него скептически, потом перевел взгляд на ученого - тот в ответ повел плечами и поджал нижнюю губу:
- Я предложил свою помощь. Он - отказался.
- Ты сам говорил, что дело серьезное.
- Раз встал на ноги, значит, будет в онлайне дальше.
Послышался звон, грохот какого-то роняемого оборудования. Персептор неожиданно оскалился.
- А может и нет.
Дрифт снова перевел взгляд вслед пошатывающейся фигуре сикера; тот с трудом добрался до выхода из лаборитории, и теперь почти повис на дверной арке - было заметно, что его серво практически не слушаются.
- Гхм… - красный мех обернулся к ученому, быстро отмечая и недовольно поджатые губы, и знакомое выражение недовольства на светлой лицевой пластине. - Ну, раз моя помощь не нужна… я пойду.
Персептор приподнял в ответ верхнюю губу, беззвучно зашипел. А потом, отвернувшись, принялся собираться рассыпанное Блерром оборудование. Выждав еще с десяток кликов, Дрифт быстрым шагом направился к выходу из лаборатории. В коридоре он снова наткнулся на сикера. Тот медленно и молча шел… вернее, это нельзя было даже назвать "шагом", вдоль стены, цепляясь за выступы труб, провода, неровности. Синий корпус потряхивало.
"Я сделал все, что мог. Оттащил его к Персептору. К медику. Что еще нужно?" - красный мех обогнул гонщика, ускорил шаг - ему хотелось побыстрей добраться до верхних, светлых и просторных уровней.
Он не успел пройти и десятка шагов, когда за спиной раздался тихий не то вскрик, не то всклип. Затем - звук падения. Тишина.
- Шлак тебе в выхлоп.
Дрифт остановился. Обернулся, уже зная, что увидит. И снова выругался.
Второй раз он втащил Блерра в лабораторию, держа под руки, не заботясь о волочащихся по полу чужих ногах.
- И не проси оставаться в этот раз. Ты сам прекрасно справился со всем в прошлый раз, - недовольно проговорил бывший десептикон, небрежно скидывая ушедшего в глубокий оффлайн меха на платформу. - А будет пытаться уйти - так примагнить его к платформе.
Он зло усмехнулся.
- У тебя это прекрасно получается.
Персептор подошел с другой стороны платформы, словно не обращая внимания на едкие слова красного меха. Тот зарычал сквозь стиснутые дентопластины, и недовольно скрестил руки на груди, услышав спокойное:
- Он уже никуда не уйдет, системы перешли в полный оффлайн - но это и к лучшему, не будет мешать заниматься ремонтом.
- С чего это ты стал добрым?
Ученый приподнял уголки губ, глядя на Дрифта из-под шлема.
- Я всегда был добрым. Просто моя доброта очень странная.
- Ха!
- Отойди, не мешай мне.
Экс-десептикон попятился, потом сел на какой-то пустой ящик, глядя, как Персептор подключает все новые и новые диагносты к неподвижному корпусу сикера. Как достает инструменты. Как кристально-точно вскрывает ремонтные порты, и подключает к ним аппаратуру. На лицевой пластине ученого застыла легкая, едва заметная полуулыбка, и Дрифт отвернулся, скользя взглядом по лаборатории. Улыбка черно-белого автобота… вызывала недоверие. Может, даже немного пугала: потому что не ясно было, что скрывается за ней. Когда ухмылялся Блерр, то всегда можно было понять, что скрывается за этой кривой усмешкой. С Персептором… такого не получалось. Никогда.
Вслушиваясь в слабый звон инструментов за спиной, Дрифт разглядывал темные углы, отмечая все новые и новые детали - раньше у него просто, наверное, не было возможности внимательно рассмотреть здесь все. Он заметил еще два широких дверных проема, но панели были сомкнуты и понять, что там - нельзя было. Какие-то контейнеры, угрожающего вида механизмы - словно замершие в движении инсектиконы, они вскидывали манипуляторы и выгибали хребты, стеллажи с приборами и запаянными в колбы из стеклопласта образцами.
- А где остатки твоего эксперимента? Ну, там… отрезанные конечности, голова, прибитая к стене? - спросил Дрифт, только чтобы не молчать.
За его спиной, судя по повисшей тишине, замер Персептор.
- Что?
Красный мех повел ладонью, потом запрокинул шлем, разглядывая плоские, беловато-зеленые, светильники на высоком потолке. Ухмыльнулся, так и не повернувшись к ученому.
- Ну, та… то… то, что я убил. Где его остатки?
Послышался негромкий смешок.
- Убраны.
- Жаль.
- Ты хотел еще раз взглянуть на него?
- М-ммм… - Дрифт все же обернулся, посмотрел на склонившегося над сикером Персептора. Качнул головой. - Нет, я хотел бы ее зуб на память. Они были достаточно длинными.
Черный шлем слегка приподнялся, замерцала оптика.
- Зуб? И чтобы ты с ним сделал?
- Повесил бы на стену, - равнодушно отозвался экс-десептикон. - Как трофей.
- А что еще там весело бы?
- Что? - красный мех, опершись ладонями о край ящика, слегка откинулся назад, вытянул ноги, продолжая разглядывать потолок. Голос его звучал… скучающе. - Там бы висела твоя голова. Голова Блерра. Может быть, еще Голдабага. М-мм… Мне продолжать?
- Да, конечно. Мне интересно. Кроме того, твоя бесполезная болтовня создает приятный фон для работы.
Дрифт осекся, раздраженно зашипел, оскалившись. И замолчал. За его спиной тихо усмехнулись. В лаборатории повисла тишина, прерываемая лишь негромким металлическим звоном инструментов, треском приборов, шумом вентиляционных установок. Хронометр невозмутимо отсчитывал клик за кликом, который сложился в цикл, прежде, чем Персептор выпрямился.
- Я закончил. Сейчас мне нужно, чтобы ты последил за ним.
Бывший десептикон неторопливо поднялся, подошел к ремонтной платформе, оглядев все еще находящегося в оффлайне сикера. Тот выглядел куда лучше, чем тогда, когда объявился на пороге чужого отсека.
- Последить? Что, - Дрифт хмыкнул, продолжая разглядывать неподвижного гонщика, - начнет дергать руками и ногами? Попытается снова уползти?
"Я ведь действительно мог бы его убить. Тогда. Наверное, избавил так себя от множества проблем…" - кибертронец покосился на отошедшего к терминалу Персептора, коснулся открытой ладонью горла Блерра, слегка свел пальцы, легко сжимая шланги, в которых сейчас не угадывалось даже намека на ток энергона. "Наверное, ты бы не стал раздумывать, окажись на моем месте? Убил без вопросов, без сомнений…" - Дрифт сжал пальцы сильней.
- Я сейчас попробую вывести его в онлайн, - послышался за его спиной голос ученого, и экс-десептикон осторожно убрал ладонь. Обернулся к черно-белому меху.
- А что делать мне?
Персептор, не отвлекаясь от выведенных на полупрозрачный экран каких-то графиков и показателей, повел рукой.
- Просто смотри, пошевелиться ли он. - Послышался тихий смешок. - И лови, если что.
Скривив губы, Дрифт оперся рукой о край платформы, глядя на темно-синий корпус лежащего Блерра. Перед ремонтом ученый механически, при помощи какого-то тонкого прибора, запустил процесс сдвига деталей, и сейчас ускорители, обычно находящиеся у гонщика за спиной, приподнялись, легли горизонтально. Во многих местах броня была приподнята, и под нее уходили тонкие провода. В уголках губ сикера все еще светлели капли засохшего энергона.
- Есть движение? - Персептор набрал на панели управления какую-то команду. Вопросительно глянул через плечо.
Дрифт качнул головой.
Вопрос повторился еще несколько раз, но Блерр так и не пошевелился.
Дрифт не смог сдержать усмешки.
- Кажется, ты не довел ремонт до конца? - он посмотрел на Персептора, занятого изучением каких-то показателей. - Или не хотел его делать вовсе?
Ученый вновь качнул шлемом, переключил на терминале несколько маленьких тумблеров. Обернулся через плечо:
- Ну?
Красный мех с небрежной легкостью похлопал гонщика по колену.
- В оффлайне. Будь в онлайне, уже отрывал бы мне руку.
Повернувшись полностью к экс-десептикону, Персептор оперся ладонями о край терминала и побарабанил по нему пальцами. Он молчал с пол десятка кликов, а потом серьезно проговорил:
- Возможно, стоит увеличить амплитудное значение. Хотя, я это уже пробовал. Полагаю, что стоит разделить питающие напряжения… м-мм, это снизит потерю энергии на выходных выпрямительных диодах, а у источника должны быть полумостовые преобразователи на двух биополярных транизисторах. А если сформировать необходимые номиналы напряжения...
- Что? - перебил его Дрифт.
Ученый поморщился.
- Иными словами, нужен другой источник и другой тип напряжения.
Бывший десептикон скрестил руки на груди и кивнул на Блерра.
- Так вперед. Я не собираюсь тут торчать целый солярный цикл. Или тебе снова нужна моя помощь?
- Именно, - серьезно отозвался черно-белый автобот и с каким-то странным ожиданием посмотрел на стоящего напротив него кибертронца.
- Ну? Снова подержать?
- Выражаясь еще проще, здесь нужно напряжение, вырабатываемое при прямом подключении двух высокоуровневых систем…
- Давай короче.
- Интерфейс.
- Что?!
- Ты меня прекрасно слышал.
Персептор был… серьезен. Слишком серьезен, чтобы Дрифт мог ему верить. В тоже время, ученый уже даже не улыбался, не шутил, и в его голосе не было ни намека на насмешку или издевку.
- Интерфейс. С отключенным. С оффлайновым. Ты совсем съехал с катушек?
- После серии попыток я пришел к выводу, что это единственный способ.
- Знаешь, что… - красный мех с шумом прочистил воздухозаборники, - катись ты с этими способами в гримлоково логово. Я не собираюсь заниматься… этим.
- Я не понимаю, что тебя смущает, - со все той же серьезностью отозвался Персептор, и экс-десептикон с трудом подавил рвущееся из Искры желание ударить его. Он ограничился сжатыми кулаками и медленно, очень четко, цедя каждое слово, проговорил.
- Ты предлагаешь мне интерфейс с отключенным корпусом? И еще потом спрашиваешь, что меня смущает?
- Я даю девяносто… нет, даже девяносто пять процентов вероятности, что он…
- Катись со своими вероятностями в Правильни!
- … что он придет в онлайн в процессе. Интерфейс ты завершишь с ним уже вполне функционирующим. В чем сложности, Дрифт? - не меняя интонации, продолжал спрашивать Персептор. Тихо зарычав сквозь дентопластины, красный мех шагнул к нему, зло глядя чуть снизу вверх в спокойно мерцающую оптику.
- Мне топливом лить на то, что он очнется в процессе. Сунуться в оффлайновые порты? Может, я вообще не хочу с ним интерфейса!
- Когда меня спросят, почему я не смог его спасти, - негромко проговорил ученый, протянув руку и поймав Дрифта за подбородок. Тот дернулся, но автобот сжал пальцы крепче, не давая вырываться, - когда у меня это спросит Прайм, я честно скажу, что ты отказался мне в этом помогать, и это сыграло решающую роль.
Послышалось тихое шипение, и ладонь красного меха скользнула к рукояти одного из мечей в набедренных ножнах. Персептор не обратил на это внимания, продолжая, не отрывая взгляда от алой оптики напротив.
- Я понимаю, что это сложно для тебя. Все же, ты был создан десептиконом, и они куда слабей нас - причем во всем, и в силе воли тоже. Но и ты должен понять, что, несмотря ни на что, мы не бросаем своих братьев по знаку. И сейчас я действительно хочу помочь Блерру, чего бы не было между нами до этого.
- Ты лжешь, - Дрифт скривился. - О какой взаимопомощи ты вообще говоришь? Смеешься? Я не верю тебе.
- А я - абсолютно серьезен.
- Сделай это сам!
- Я не могу. Кто-то должен контролировать процесс, потому что, если напряжение в какой-то момент превысит дозволенный для его только что восстановленных схем порог, мне нужно будет запустить программу блокировки, а это значит - я должен следить за показаниями.
- Короче говоря, будешь наблюдать за тем, как я ерошу ему провода? - усмехнулся экс-десептикон.
- Следить за показаниями, - повторил Персептор. - Восприми это не как интерфейс, а как… часть ремонтных работ.
- Ты издеваешься?
- Я серьезен.
Послышался громкий шелест системы охлаждения, а губы красного меха сжались в тонкую линию. Ученый отпустил его, повернулся к терминалу.
- Если ты не сможешь…
- Помолчи!
- Я мог бы тебе помочь. Скажем так, начать, чтобы потом было проще.
Дрифт скрипнул дентопластинами.
- Занимайся своими графиками.
Он резко развернулся к платформе, а Персептор, склонившись над панелью управления, приподнял уголки губ в той самой улыбке, которой так часто боялись другие автоботы.
Подойдя к платформе, Дрифт легко провел пальцами по одному из проводов - извиваясь, он уходил гонщику под броню на внешней стороне ноги.
- Они все нужны, - словно угадав его жест, проговорил Персептор. Красный мех поморщился, потом, поколебавшись с несколько кликов, подтянул к себе сикера так близко, что касался теперь своими бедрами - чужих. Царапнув пальцами интерфейс-пластину, он с неожиданной легкостью снял её, открыв холодное, аккуратное переплетение проводов соединительной системы и темные, узкие прорези портов.
- Неужели ты и здесь покопался, Персептор? - не удержался от усмешки экс-десептикон, убирая ладонь. Всмотрелся в неподвижную лицевую пластину Блерра. И снова недобро усмехнулся.
- Я занимался ремонтом, - спокойно отозвался ученый.
- Неужели, - скривил губы Дрифт, отстегивая собственные замки.
- Знаешь… - донеся из-за спины неторопливый голос черно-белого автобота. - В его состоянии, если ты не поторопишься, временный оффлайн может стать настоящим дезактивом.
Что-то прорычав в ответ, невысокий кибертронец резко притянул сикера еще ближе, забрасывая его ноги к себе на пояс и упираясь ладонями в неподвижные запястья, с силой вжимая их в платформу. Он не слышал, но чувствовал, как его штекеры входят в разъемы, холодные, сухие, и как провода проникают глубже, отыскивая все новые и новые порты где-то уже внутри чужого корпуса.
Первая волна напряжение затерялась где-то в сложной внутренней системе – словно Дрифт сейчас не был подключен к другому кибертронцу, словно не его штекеры легонько царапали стенки сухих портов, не его пальцы сжимались на чужих руках, оставляя на металле царапины.
Но… Красный мех тихо, зло зарычал, вновь и вновь прогоняя по неподвижному корпусу волну напряжения – желая побыстрей разобраться с этим, и забыть интерфейс с оффлайновым сикером, как неприятный системный сбой.
- Давай же, ты…! Приходи в онлайн, шарк тебя дери! - Разжав пальцы на запястьях Блерра, экс-десептикон рывком притянул сикера вплотную к себе за бедра, ощущая, как дальше и дальше проникают провода… и это могло быть приятным, не будь там, на другой стороне соединения – холодного оффлайного безразличия.
Персептор обернулся от терминала, задумчиво разглядывая склонившегося над платформой красного меха, и то, как он сжимает пальцы на бедрах гонщика, не отпуская от себя. Слышалось тихое, злое рычание; без капли удовольствия, с одним только раздражением.
Ученый приподнял уголки губ… Ему нравилось то, что он видел. То, что происходило.
- Напряжения недостаточно, - серьезно проговорил черно-белый автобот – но улыбка не исчезала с его лицевой пластины, хотя в голосе даже не было намека на нее. – Дрифт, постарайся.
- Катись к шаркам!
Дрифт не знал, чего ему хочется больше – убить того, стоящего за спиной меха, или того, что сейчас лежал под ним. Наверное, обоих…
Он не заметил момента, когда единственная оптика Блерра тускло замерцала, но почувствовал, как в глубине темно-синего, неподвижного корпуса что-то отозвалось на очередной поток напряжения, почувствовал, как дрогнули сервоприводы в чужих ногах, заброшенных на его пояс. И вновь опустил ладони на запястья сикера, вжимая их в платформу, лишая того возможности вырваться.
- Неужели, удалось? – Персептор вложил в голос всю возможную радость, которую смог. Но улыбка… была слишком насмешливой; впрочем, Дрифт этого не видел.
- Заткнись, - прошипел экс-десептикон, чувствуя, как внутренние системы гонщика, уже вышедшего в онлайн, но не понимающего, что происходит, посылают обратный поток напряжения, как начинают слабо выбрировать стенки портов, как на них проступают крохотные капли контакт-геля, и как поднимается температура чужой брони… Дрифт сжал ладони сильней. Все контакты замкнулись, и напряжение рассыпалось теперь по каждому нейроузлу, становясь постепенно все сильней и сильней.
И еще… красному меху хотелось увидеть выражение лица Блерра, когда тот поймет, что именно происходит.
Сикер вздрогнул, хрипловато застонал, а потом, наконец, смог активировать оптику. Его тут же дернуло от очередной волны напряжения, еще не до конца откалиброванный вокалайзер сорвался на какие-то постыдно-высокие тональности.
Дрифт ухмыльнулся и склонился к Блерру ниже, зажав его ноги между собственным поясом и ножнами, и не разжимая хватки на запястьях сикера.
- С возращением в онлайн, - практически шепнул бывший десепикон, с каким-то необъяснимым удовольствием глядя, как на лицевой пластине автобота сменяют друг друга удивление, растерянность, злость, осознание собственного бессилия и тщетно скрываемое удовольствие.
Гонщик прошипел что-то невнятное, попытался вывернуться, но его подкинуло на очередной сгенерированной волне напряжения – сильной, мощной, уже выбивающей самые мелкие сенсоры. Между стыков темно-синей брони проступили светлые капли охладителя.
Персептор втянул воздух обонятельными фильтрами и не сдержался от широкой, полной удовольствия напополам со злорадством, улыбки – вслушиваться в тихие звуки, доносящиеся с платформы и ощущать запах разогревающегося энергона было… приятно.
А еще приятней было знать – пусть даже ученый этого не видел – какое сейчас лицо у сикера, и он с каждым кликом все ясней и ясней понимает, насколько серьезно попал.
«Не стоило шутить со мной» - беззвучно произнесенные слова осели в постепенно электризующемся воздухе.
- От…пус…ти! – прохрипел Блерр, извиваясь на платформе… и понимая, что он больше ничего не может сделать – удовольствие электрическими разрядами прокатывалось по всей системе, заставляя вздрагивать, подаваться ближе… шла-аак!
Он дернулся, понимая, как безумно хочется впиться пальцами в красную броню удерживающего его меха, вцепиться дентопластинами в чужие шейные шланги, прикусить – сильно, чтобы почувстовать на глоссе горячий энергон. Но все, что сикер мог – это бессильно ерзать по платформе, уже влажной от потеков охладителя и смазки, и сжимать бедрами чужой корпус, ощущая, как под собственной броней все дрожит, сдвигается, и как горят под напряжением датчики и сенсоры.
Хаотичные волны электричества скручивали систему в одну пульсирующую точку удовольствия, и, чувствуя подступающую перезагрузку, Дрифт разжал хватку на запястьях гонщика… и резко подхватил его за плечи, с силой вжимая в себя, не обращая внимания на слабое сопротивление и впиваясь дентопластинами во влажные от охладителя кабеля на шее.
Блерр попытался зарычать, но вокалайзер окончательно сорвался на постыдный хрип, перешедший на тонкое подвывание, когда перезагрузка накрыла системы яркой вспышкой.
Дрифт замер на долгий десяток кликов, почти упав на гонщика – ножные сервоприводы подрагивали, не хотели его держать. Экс-десептикон не выпускал из захвата подрагивающий корпус, и пост-перезагрузочное состояние отступало неторопливо, нехотя.
За его спиной тихо усмехнулся Персептор.
- Как видишь, я оказался прав. Это действительно помогло. Тебе даже не понадобилась моя помощь.
Под красным мехом пошевелился, приходя в себя, Блерр. Сикер уперся слегка дрожащей ладонью в грудную броню экс-десептикона и тихо зашипел:
- Отпусти!
- Тебе не понравилось? – тихо ухмыльнулся Дрифт, неторопливо расщелкивая штекеры и плавно вытаскивая их из влажных, горячих портов. Автобот вздрогнул, зашумев системой охлаждения, но потом вновь зашипел, пытаясь сбросить ноги с чужого пояса.
- Катись в Плавильни…
- Какова благодарность, - Персептор едко усмехнулся, - но что еще от тебя можно было ожидать?
Гонщик с трудом сел на платформе, зло и растерянно мерцая оптикой. Он поспешно запустил сканирование систем, параллельно активируя блоки памяти последних… циклов? Память зияла огромной прорехой – все от того момента, как пошел какой-то сбой в тренировочной программе до мгновения, когда его выдернуло из оффлайна волной напряжения, терялось в темноте поврежденных секторов.
Блерр сжал кулаки. Оружия при нем не было, в отличии от Дрифта, который отошел от платформы на пару шагов, скрестив руки на груди и ухмыляясь.
Но куда больше сикеру не нравилась легкая улыбка Персептора.
- Благодарность за что?
- За спасение тебя от вечного оффлайна, - ученый чуть шире раздвинул губы, демонстрируя край заостренных дентопластин. – Или ты предпочел уйти в полный дезактив? Я не знал. Прости.
Черно-белый автобот с удовольствием вслушивался в разъяренный гул системы охлаждения сидящего на платформе меха. Это было… приятно. Очень приятно. Видеть чужое непонимание, злость.
- Так что, ты теперь должник… - протянул ученый и отвернулся к терминалу. – Мой – за то, что я тебя отремонтировал. Дрифта – за то, что он вывел тебя из оффлайна.
- Ах. Вывел из оффлайна? Это теперь так называется?
Защелкнув замки паховой брони, сикер спрыгнул с платформы, покачнулся – но системы быстро пришли в норму – выпрямился.
Экс-десептикон ухмыльнулся.
- Надо было бросить тебя там, в коридоре. Может, ты и протянул бы там до возвращения остальных.
Персептор, на мгновение отвлекшись от терминала, оглянулся через плечо.
- В такие моменты, Блерр, рекомендуется говорить «спасибо».
В ответ донеслось разъяренное шипение. Резко развернувшись, гонщик практически вылетел из лаборатории. Ученый качнул шлемом и вернулся к работе, словно Дрифта за его спиной не существовало.
Тот коротко хмыкнул. А потом молча вышел в коридор; на глоссе все еще оставался привкус чужого, горячего энергона… и это было приятно.
Персептор дождался, пока затихнут шаги красного меха. Подхватил с рабочей панели какой-то небольшой контроллер, неторопливо прокрутил между пальцев, улыбаясь все шире и шире. Ученого забавляла мысль о том, что Блерр думает, словно чужая месть не нашла выхода. Или – уже совершилась.
Автобот легко, не касаясь, коснулся пальцем каких-то маленьких панелей настроек на контроллере. Усмехнулся вслух. Ведь все только-только начиналось…





@темы: Санта-Стеколье, Shattered Glass, Perceptor, Drift, Blurr, складываем слова

URL
Комментарии
2012-02-17 в 15:10 

MarionaWL
Там еще жива Дженис Джоплин. Там еще не отлита для Леннона пуля. Hазад в Уэмбли, автостопом до Вудстока...
о_0

2012-02-17 в 15:11 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
там "кат" под картинкой))

URL
2012-02-17 в 15:11 

MarionaWL
Там еще жива Дженис Джоплин. Там еще не отлита для Леннона пуля. Hазад в Уэмбли, автостопом до Вудстока...
чорт а он не сработал. ща еще раз

2012-02-17 в 15:30 

MarionaWL
Там еще жива Дженис Джоплин. Там еще не отлита для Леннона пуля. Hазад в Уэмбли, автостопом до Вудстока...
Какие они все стремные

2012-02-17 в 15:35 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
Ну... это Шаттеред Гласс =\\
Автоботы там вообще ни разу не добрые.

URL
2012-02-17 в 15:42 

лапа кота
[How bad can I possibly be?]
да они божественные!!11

2012-02-17 в 15:43 

MarionaWL
Там еще жива Дженис Джоплин. Там еще не отлита для Леннона пуля. Hазад в Уэмбли, автостопом до Вудстока...
Windwave, я знаю. что не отменяет их стремности!

2012-02-17 в 15:50 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
-MORGEN-, awwwww *__________________*
а зачинов сколько на будущую траву...)

Lady Mariona, а-аа, ну это да .__. у них своеобразные отношения)

URL
2012-02-17 в 16:00 

лапа кота
[How bad can I possibly be?]
а зачинов сколько на будущую траву...)

2012-02-17 в 17:10 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
-MORGEN-, пуррр *О* но ты сам знаешь, что у меня идеи фиговые чаще всего, не укуренные)

URL
2012-02-19 в 16:12 

чай с мухомором
крайний джедай слева
Они прекрасны! И коварны

2012-02-19 в 16:39 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
самолёт-лопата, а то-ооо)) Тунец попал так попал, мвухахаа ^^"
а Персик всегда коварен, у него такие... далекоидущие планы) на всех)
миммимии ^_____^

URL
2012-02-20 в 10:13 

Anzzy Maar
Г-н Богомол
Это же Перцептор поспособствовал "сбою программы"? +3
И теперь еще и Блёрру впаял какую-то ... интересную вещь .__.

2012-02-20 в 11:35 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
[anzzy], да *__* Персик - сцюк. Мстительный, злопамятный сцюк, который обиделся, что его тунец ткнул в его же, Персепторовские, фэйлы. Вот он и... отомстил. И будет мстить -_-

URL
2012-02-20 в 11:42 

MarionaWL
Там еще жива Дженис Джоплин. Там еще не отлита для Леннона пуля. Hазад в Уэмбли, автостопом до Вудстока...
А Дрифт будет мстить за ту игру? или я уже пропустила?

2012-02-20 в 11:49 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
Lady Mariona, ну-у... да. Блеру -__-" (черт, я думаю, надо сделать хронологию... потому что оно непонятно по-любому, что и как.
вот оно -.-

URL
2012-02-21 в 10:53 

asky_psyxoDelika
кошачий пирожок
это охренеть! спасибо, что пишите!!
:hlop:

2012-02-21 в 11:05 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
asky_psyxoDelika, оууу *______* вы это читаете ^_^
ми! спасибо!)

URL
2012-02-21 в 11:07 

asky_psyxoDelika
кошачий пирожок
вы это читаете ^_^
Windwave, да :D и прусь как удав =)))

2012-02-21 в 11:22 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
asky_psyxoDelika, уаааа *____* итс мэйк авторов хэппи *__*

URL
2012-03-03 в 14:17 

SSC
Разгибаю скрепы
Мстительное сцуко же! Ыыы)))

2012-03-03 в 14:33 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
SSC, Персик? Дооо... у него готов адский, уже приведенный в действие, план мести ^,,,^""

URL
2012-03-03 в 14:47 

SSC
Разгибаю скрепы
Windwave, он аккуратно и часто всем мстит))

2012-03-03 в 15:13 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
SSC, yep) подозреваю, что ему очень нравится процесс обдумывания и исполнения мести...)))

URL
2012-03-03 в 15:14 

SSC
Разгибаю скрепы
Windwave, а потом поплевать на жертву и запрячь на работу))

2012-03-03 в 21:47 

.timber
Fear not this night, you will not go astray.
SSC, гхмм...! гхм! *прячет интригу Персепторовской мести поглубже XD

URL
2012-03-03 в 23:24 

SSC
Разгибаю скрепы
Windwave, гыы)))

     

главная